invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

жизнь без утопии

«Обществу, которое неспособно дать жизнь утопии и посвятить себя ей,
угрожают склероз и распад»
Эмиль Сьоран


Что такое утопия? В обыденном смысле под этим словом нередко понимают бесплотную мечту: ненужную и, возможно, даже вредную. Но так ли это на самом деле?
Человеческий мир во все эпохи далек от совершенства. Люди замечают несовершенства своего общества, остро переживают их, и, самое главное, они не желают с ними мириться! Именно это нежелание примириться с пороками общества дает толчок к созданию утопий – проектов справедливого, благого мироустройства, в котором не будет горя и страданий, и в котором каждый человек и всё общество в целом будут счастливы.

Человечество всегда мечтало о справедливом обществе, по-разному понимаемом в разные эпохи. Но одними мечтами сыт не будешь – нужно деятельностное преобразование окружающей действительности. А деятельность не может осуществляться без хотя бы мало-мальски продуманного проекта: нельзя просто сказать «мы за всё хорошее против всего плохого», не означив, что такое «плохое», и не представив картину «хорошего». Утописты как раз и создают такие проекты. Иногда эти проекты остаются на бумаге, иногда реализуются на практике. А впрочем, утопии, так или иначе, реализуются всегда: ведь даже если сам создатель утопии не пытался её реализовать, его проект вдохновлял на подобную реализацию его современников или потомков. Так, «Утопия» Томаса Мора или «Город Солнца» Кампанеллы, созданные в эпоху Ренессанса, оказали влияние на утопические социалистические проекты Нового времени. Вспомним, к примеру, Сен-Симона, Фурье, Оуэна – они не только развивали, перерабатывали и приспосабливали к изменившейся эпохе идеи Мора и Кампанеллы, но и пытались реализовать эти обновленные идеи на практике. В свою очередь, утопический социализм 19 века повлиял на дальнейшее развитие и воплощение социалистических и коммунистических идей. Да и СССР имел в своей основе немало утопических идей, успешно реализуемых на практике.
Выходит, утопия – это вовсе не «бесплотная мечта», а двигатель общественной мысли и исторического прогресса.

А теперь посмотрим, что такое общество, в котором не создаются утопии и не воплощаются в жизнь.
Очевидно, это общество, в котором люди равнодушны к недостаткам (как своим собственным, так и всего общества в целом) или вовсе их не видят. Может быть, это общество совершенства, где никаких недостатков и в самом деле нет?
Нет! Пока человечество живет, пока человек ощущает себя Человеком (мыслящим, дерзновенным), а не куклой, он всегда будет стремиться что-то улучшить в окружающей действительности, выйти за природные и социальные рамки, двигаться вверх по лестнице деятельного познания.
Другое дело, что всегда найдутся желающие погасить в человеке это стремление. Вспомним главу «Великий инквизитор» из «Братьев Карамазовых» Достоевского. Там описан проект общества, в котором люди, отказавшись от свободы, становятся «счастливыми детьми», избавленными от любой ответственности, в том числе и от ответственности за самих себя. Вот как преподносит этот проект «великий инквизитор»: «Да, мы заставим их работать, но в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детскую игру, с детскими песнями, хором, с невинными плясками. О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас как дети…».

Безрефлексивное общество… Общество «счастливых детей»… Общество, в котором нет места для утопии – ведь все и так «счастливы»… А то, что при этом человек уже перестает быть человеком в полном смысле этого слова – это неизбежные издержки. Не об этом ли говорит Ф.Фукуяма в «Конце истории», рисуя тотальное общество «победившего либерализма»? И не движется ли сейчас человечество именно в эту сторону?

Я считаю, движение очевидно. Утопии давно исчезли из мира: по крайней мере, я не припоминаю ни одной внятной, начиная со второй трети 20 века. Правда, какое-то время были живы антиутопии; а общество, в котором создаются антиутопии», ещё нельзя назвать безрефлексивным. Ведь антиутопия, как и утопия, порождена недовольством окружающей действительностью, желанием её изменить. Разница лишь в том, что утопист предлагает свою картину лучшего мира, а антиутопист ничего не предлагает, он просто предостерегает: «Смотрите! Если мы продолжим идти этим путем, мы попадем в ад!».

О чем же предостерегали антиутописты 20 века? Именно о том, что в безрефлексивном обществе «счасливых детей» произойдет окончательное расчеловечивание человека. И всегда найдутся те, кто будет управлять этими «детьми», не считая их за людей. По сути, общество «победившего либерализма» неизбежно превратится в фашистское общества глобального неравенства, неразвития, антигуманизма. Примеры таких обществ описаны в романах «Этот дивный, дивный, дивный новый мир» Хаксли, «1984» Оруэлла, «Глобальный человейник» Зиновьева. Но почти все подобные антиутипии – продукты первой половины 20 века (за исключением «Глобального человейника», написанного в 1997 году). Современные же «антиутопии» (типа «Метро 2033» Д.Глуховского) я не могу назвать антиутопиями в полном смысле этого слова – уж слишком они низкохудожественны и конъюктурны. Нельзя назвать «антиутиутопиями» и голливудские апокалиптические блокбастеры, ориентированные больше на зрелищность, чем на пробуждение мысли. И это не удивительно: зачем пробуждать мысль, ведь это чревато выводом зрителя или читателя из их уютного потребительского "рая". Максимум что можно пробуждать – это низменные чувства. Воспитать человека, являющегося гибридом зверя и робота – вот цель «великих инквизиторов».

Мы живем в мире, где полноценные утопии и антиутопии практически сошли на нет. Но, отказываясь стремления исправить несовершенство (утопия) и даже от стремления это несовершенство видеть (антиутопия), человек отказывается от развития и становится управляемой марионеткой. Не таково ли общество потребления: общество без души, без горения и без стремления двигаться вперед? Оно состоит из людей, живущих сегодняшним днем, которым нет дела ни до чего, кроме своего сиюминутного потребительского мирка. «Счастливы дети» отказываются от истинного счастья «быть», подменяя его суррогатным удовольствием «иметь» (этот процесс описан Э.Фромом в работе «Быть или иметь?»). Какие уж тут утопии, какие проекты нового мироустройства? Ведь человек, не видящий ничего, кроме «здесь и сейчас», не задумывающийся о своем предназначении, не способен к развитию и свершению Истории.
Но общество, из которого изъята идея развития, не может долго существовать, топчась на одном месте – оно начнет деградировать, превращаясь в нечто настолько антигуманное, по сравнению с которым планы Гитлера покажутся детскими шалостями. И как же прав Сьоран, утверждавший, что «обществу, которое неспособно дать жизнь утопии и посвятить себя ей угрожают склероз и распад».
Я не хочу сказать, что наше современное общество в точности такое. Я лишь хочу сказать, что оно движется в этом направлении – и это движение очень опасно! И… кажется, в своем эссе я нарисовала вполне антиутопическую картинку, не предложив утопического выхода)).


Tags: антиутопия, утопия, эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment