invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Новый мир всегда побеждает



Посмотрела фильм Александра Довженко «Аэроград».
Тяжелое впечатление на протяжении всего фильма и после него. Это, как мне показалось, не совсем обычный фильм, это некое действо – странноватое, не до конца понятное.

На первый взгляд, идея лежит на поверхности: старый мир сопротивляется новому. Но как показано эта борьба? Как и в другом фильме Довженко«Земля», несмотря на внешний контраст «старых» (темных) и «новых» (светлых) героев, противопоставление не сводится в плоскость хороший-плохой. Всё сложнее. В старом мире чувствуется своя нутряная правда – не логичная, природная, отчаянная.

Герои фильма часто переходят на какой-то странный язык – патетично-поэтический, в некотором роде даже мистериальный, - и гораздо чаще таким языком разговаривают представители «старого», «темного» мира. Язык этот не вяжется с их диковатым обликом, и это заставляет почувствовать нерв, душу… нет, не просто отдельных героев – нерв напряженности исторического момента. Иногда голоса героев срываются на крик, в котором уже плохо разбираешь слова. Как будто вся тайга кричит, ужасаясь самолетам, колхозам, городу Аэрограду – всему, что ей чуждо. И я прихожу в отчаяние от ощущения пропасти между мной и этим старым миром, от неспособности до конца понять его боль.

«Светлые» герои, как ни странно, в своей светлости выглядят менее убедительно. Их слова просты и правильны, лица чисты, песни оптимистичны. Они, по идее, должны быть мне понятнее. Но нет. В «старых» героях я, по крайней мере, чувствую что-то настоящее. А в «новых» не чувствую ничего. Я не верю им до конца. Да, мечты их велики, и за этими мечтами есть дела, ведущие к их осуществлению. И всё же что-то не складывается…

Возможно, новому миру уже не надо быть внешне убедительным, потому что в нем есть убедительность внутренняя: несмотря на ещё продолжающуюся борьбу со старым, он УЖЕ победил. Но меня смущает подобная предзаданность, я не могу до конца постигнуть внутреннюю убедительность нового. Никоим образом не хочу обвинить в этом режиссера, вина не его, а моя – скорее всего, мне не хватает глубины чувств, я не могу переместиться из современной плоскости туда, в тайгу 30-х, и обрести целостность понимания. В фильме показан раскол мира на старое и новое, но для меня надвое раскалывается само восприятие фильма. Когда я пытаюсь посмотреть глазами старого мира – мне приходится преодолевать барьер непонимания, сознание моё сопротивляется, но через это сопротивление и преодоление всё же удается что-то схватить. А вот когда я смотрю глазами нового, казалось бы, более понятного мира, у меня не возникает толчка к преодолению, а возникает лишь разочарование – как-то всё слишком просто, эта простота даже слегка раздражает и пугает.

Не рано ли новый мир празднует победу? Побежден ли старый мир или он просто затаил на время свой крик раненого зверя, свою злую обиду? Не думаю, что режиссер хотел навести зрителя на эту мысль. Но так уж вышло, что меня он навел именно на неё.

Говоря о своих впечатлениях, ещё хочу отметить, что у меня не возникло симпатии и к старому, ни к новому миру. И фильм в целом вызвал у меня, скорее, отторжение. При этом я прекрасно понимаю, что фильм талантлив. И не потому, что Довженко общепризнанный гений, - смотря фильм, я действительно высоко оценила его мастерство, независимо от чужих оценок. И в этом опять двойственность восприятия: понимаю, что талантливо, но не нравится. Видимо, Довженко просто «не мой» режиссер. А, может, «не доросла» - так тоже бывает))
В любом случае, советую не ориентироваться на моё мнение, а посмотреть фильм (а он действительно стоит того, чтоб его посмотреть!) и составить своё.


«Аэроград» (1935 г.)
Режиссер - Александр Довженко
Композитор - Дмитрий Кабалевский
Кинокомпания - Украинфильм—Мосфильм
В ролях:
Степан Шагайда — тигрятник-партизан Степан Глушак
Сергей Столяров — лётчик Владимир, сын Степана Глушака
Степан Шкурат — зверовод Василь Худяков
Борис Добронравов — бандит Аникий Шабанов
Вадим Гусев — сын старовера
Елена Максимова — Мария Кудина, вдова старовера
Василий Новиков — партизан Щербань
Владимир Уральский — Ефим Коса, партизан-колхозник
Мария Ключарёва — Анисья Шарапова
Екатерина Корчагина-Александровская — староверка
Никон Табунасов — юный чукча
Евгения Мельникова — эпизод
Борис Тамарин — эпизод

Tags: Довженко, искусство, кино, культура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments