invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Восхождение или бегство от одиночества?



Виктор Франкл писал: «Экзистенциальный вакуум проявляется в основном в состоянии скуки. Теперь вполне понятен Шопенгауэр, когда он говорил, что человечество, по-видимому, обречено вечно колебаться между двумя крайностями — нуждой и скукой. Действительно, скука в наше время ставит перед психиатром гораздо больше проблем, нежели нужда».

Эту цитату из Франкла я прочла в 203 номере газеты "Суть времени" (статья «О коммунизме и марксизме — 61»)
И в той же статье цитата из Фромма: «Состояние обычной нормальной скуки, как правило, человеком не осознается. Многие люди умудряются найти ей компенсацию, сознательно стремясь в суете сует утопить свою тоску. Восемь часов в сутки они заняты тем, чтобы заработать себе на жизнь, когда после окончания работы возникает угроза осознания своей скуки, они находят десятки способов, чтобы этого не допустить: это выпивка, телеэкран, автомобиль, вечеринки, секс и даже наркотики. Наконец, наступает ночь, и естественная потребность в сне успешно завершает день. Можно сказать, что сегодня одна из целей человека состоит в том, чтобы убежать от собственной скуки».

Скука… Не зная и (или) не имея возможности правильно (кстати, «правильно» - это как?) распорядиться своим свободным временем, человек испытывает состояние неполноты жизни и готов бежать от него в суррогатные методы восполнения этой неполноты. Но от скуки ли на самом деле бежит человек? Я считаю, что, скорее, от одиночества. Потому что скука – это следствие одиночества. При этом под одиночеством я понимаю не одинокость (отсутствие семьи и друзей), а внутренне ощущение человеком непонятости и невостребованности себя миром, осознание бессмысленности своего существования, ущербности бытия. Это ощущение очень болезненно для человека и он жадно заглатывает любые «обезболивающие» (алкоголь, зависание в интернете, компьютерные игры и т.д), ему кажется, что, проводя свой досуг «как все», он убежит от одиночества.

Тот же Эрих Фром в книге «Бегство от свободы» пишет, что "нормальным" человеком считается тот, кто приспособился к обществу, и отмечает, что эта приспособляемость зачастую бывает достигнута за счет отказа от своего истинного Я, от своих здоровых идеалов и ценностей в пользу отнюдь не столь здоровых стандартов социума. А тот, кто не захотел отказаться от себя и вступил в нелёгкую борьбу за свою личность, в больном обществе считается, мягко говоря, не вполне нормальным.

Бегство от свободы и бегство от одиночества – это, если не одно и то же, то очень близко.
Увы, мир устроен так, что, сделав шаг из несвободы, выйдя за рамки привычных правил, ты моментально оказываешься лицом к лицу с одиночеством, натыкаешься на его ледяной взгляд. Бежать обратно в несвободу? Многие так и делают. Но ведь не все. Тот, кто по-настоящему ощутил запах свободы, уже не захочет от него отказаться. Но что противопоставить парализующему взгляду одиночества? Жар своей искренности и любви? Но ведь это просто красивые слова, которые легко произнести, но не так легко осуществить, - ведь существование в несовершенном мире нанесло твоей искренности и любви травму, залечить которую тебе одному не под силу.

Вернемся теперь к высказыванию Шопенгауэра: «…человечество, по-видимому, обречено вечно колебаться между двумя крайностями — нуждой и скукой». Я бы перефразировала это так: «Человек вынужден вечно колебаться между несвободой и одиночеством».

Итак, одиночество неотрывно, ни разу не моргнув, смотрит на тебя и явно намеревается тебя пожрать. И тут мне вспоминается старый советский мультик про Крошку-Енота, - про то, как его пугало собственное отражение в воде, а потом он по совету мамы просто улыбнулся ему и, конечно же, оно улыбнулось в ответ, сразу перестав быть страшным. Так что же, улыбнуться своему одиночеству (а оно ведь просто наше отражение)? Оно улыбнется в ответ и… Подружиться со своим одиночеством, стать с ним «на ты», сжиться с ним и вместе противостоять несовершенному миру. Да, возможно, это выход. Но я так не хочу! Я хочу быть с людьми, хочу ощущать с ними духовную связь.

Каждый вторник я хожу в клуб, где мы обсуждаем хорошие книги и фильмы, читаем стихи. Мы много говорим и о свободе, и об одиночестве, и много ещё о чём. Я слушаю, что говорят люди, пытаюсь понять, что их на самом деле волнует. А больше всего я люблю смотреть на их лица - они такие разные, но все кажутся мне прекрасными! И я думаю: а зачем эти люди приходят в клуб? Они бегут одиночества? Я не знаю… Недавно была годовщина первого освобождения Ростова от фашистов. К этой дате участники клуба выпустили ролик, в котором читали стихи в память о погибших на войне красноармейцах. Они это сделали тоже в процессе бегства от одиночества? Я так не думаю.
Наш клуб называется «Восхождение». И, возможно, это действительно какое-то восхождение, а не бегство от одиночества. По крайней мере, я хочу, чтоб это было так.

Никогда не сдавайтесь ни одиночеству, ни несвободе – этим главным врагам рода человеческого. И, даже если искренность и любовь по причине тяжелого ранения не в состоянии полноценно противостоять врагу, ощутите в себе всепобеждающую жажду настоящей жизни и обопритесь на неё. Не сдавайтесь!


Виктор Эмиль Франкл (1905-1997) — австрийский психиатр, психолог и невролог, бывший узник нацистского концентрационного лагеря.
Эрих Зелигманн Фромм (1900-1980) — немецкий социолог, философ, социальный психолог, психоаналитик.
Артур Шопенгауэр (1788-1860) — немецкий философ.


Tags: Восхождение, гуманизм, общество, одиночество, свобода, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments