invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Модернизм: идейное содержание


Мондриан "Серое дерево", 1912

Продолжаем разговор о модернизме.
Сегодня рассмотрим идейное содержание этого направления. И, надеюсь, никто не скажет: "Ну какое идейное содержание может быть в этих бессмысленных цветовых пятнах, линиях и квадратах?"))


Как уже было отмечено, духовная ситуация эпохи конца XIX – начала XX вв. претерпела большие изменения. Разрушение прежних представлений, которые определяли концепцию личности в европейской культуре XIX в., воспринималось как крушение возможностей интеллектуального познания, не способного понять окружающий мир, охватить всю его сложность. Вселенная из некогда познаваемой и упорядоченной, подвластной всесильному человеческому разуму, стала мыслиться как хаос. Это понимание отвечало тревожному духовному состоянию, общему предчувствию мировой катастрофы.

Модернисты искали пути выхода из духовного кризиса в интуитивизме, как единственно возможном способе проникновения в сущность вещей. Они не пытались изобразить окружающую действительность и тем более логически разобраться в ней - они передавали мироощущения художника. Человек в искусстве и литературе модернизма существует как будто сам по себе, отдельно от среды, и, вместе с тем, вынужден действовать в этой среде. Жан Поль Сартр описывал это состояние экзистенциальной оторванности человека от окружающей действительности так: «Мы одиноки, без извинений. Это то, что я выражу, говоря – человек осужден быть свободным. Осужден потому, что он сам себя не создавал, и, с другой стороны, все же свободен потому, что, однажды брошенный в мир, он ответственен за все, что делает» [Ж.-П.Сартр. Экзистенциализм – это гуманизм. В кн.: Сумерки богов. М.: "Политиздат", 1989].

В критических статьях советского периода модернизм часто называли буржуазным искусством. Я считаю, это не вполне корректно. Модернизм, являясь порождением буржуазного общества, становится по сути антибуржуазным – ребенок восстает против своего родителя. Ему не дороги никакие буржуазные ценности, он больше не верит в идеалы западного мира, более того, они перестают его интересовать. Он не принимает старую культуру, отвергает её традиции.

Но, разумеется, не только и не столько на голом отрицании прежней культуры держалась идеология модернизма. Отвергая старые формы и средства творчества, модернисты пытались найти новые. Часто эти формы искались на стыке разных видов искусства или даже на стыке искусства и науки. Александр Скрябин мечтал о синтезе музыки и цвета. Велимир Хлебников писал стихи, в которых пытался объединить математику, лингвистику и поэзию. Василий Кандинский искал в абстрактных формах живописи высшие законы, способные соединить гармонию цветоформ, музыкальных аккордов и строгих математических формул. В этом смысле модернистов можно сравнить с деятелями эпохи Возрождения, когда художник был универсален. Вряд ли модернисты сознательно добивались этого сходства – в стремлении к новизне им было ненавистно любое подражательство. Ими просто двигало желание (скорее бессознательное) выработать новую синкретическую культуру. За их показным неверием и разочарованием стояла утопическая вера в возможность преодоления кризиса путем создания нового, ни что прежде не похожего синтеза науки и искусства, культуры и цивилизации, технократии и гуманизма. В этом созидательном стремлении принципиальное отличие модернистов от художников предыдущего жанра – декаданса. Несмотря на то, что обоим направлениям свойственен кризисный характер, между ними есть большая разница: декаданс любуется происходящим упадком и не пытается его преодолеть, а модернизм пытается революционно изменить мир средствами искусства.

Не только каждое направление модернизма пыталось найти свои способы создания новой художественной реальности, но и каждый художник в рамках одного направления искал собственные пути выражения внутренних переживаний и духовных исканий – в работах модернистов очень сильно авторское начало. В этом опять можно обнаружить аналогию с художниками Возрождения, которые впервые стали подписывать свои работы, стремясь подчеркнуть их индивидуальность. Но модернисты могли даже и не подписывать свои работы: чтобы опознать руку Пикассо, Кандинского или Мондриана, не обязательно смотреть на подпись под картиной.


Кандинский "Жёлтое, красное, синее", 1925

В стремлении проникнуть в новые, доселе непознанные грани бытия, художники-модернисты часто брали пример с ученых того времени, заимствовали принципы, используемые неклассической наукой. Наука на рубеже XIX-XX веков смогла выйти из кризиса, совершив много новых открытий в области естествознания и фундаментальных наук. Искусство стремилось последовать её примеру. Мастерская художника становилась для него лабораторией, где он работал над созданием новых художественных форм, нового постижения действительности, новой культуры.
Кроме того, искусство, как и наука, стремилось подвести под себя теоретическую базу: почти каждое направление имело свою программу, декларирующую его основные принципы. Зачастую программы создавались даже раньше, чем новое направление более-менее оформлялось. Вот как описывает эту ситуацию Й. Хейзинга: «в наше время искусство сплошь и рядом вначале декларирует программу нового направления, именуя его через "изм", а после пытается создать соответствующие произведения» (Хейзинга Й. "В тени завтрашнего дня", глава XVIII. "Эстетическое выражение в отрыве от разума и природы").

Говоря о революционно-созидательном характере модернизма, нельзя не обратить внимания и на некоторые разрушительные черты. Модернисты иногда слишком увлекались отрицанием прежнего искусства и разрушением традиций. Во имя созидания новой культуры они отметали старую, боясь, что если не расправятся с ней, то не выпутаются из её трясины; но зачастую парадоксальным образом увязали в этом отрицании, уделяя слишком много внимания внешнему эпатажу. И всё же они продолжали творить, не теряя надежды найти новые методы художественного познания мира. Ортега-и-Гассет назвал эти попытки «ребячеством». Сейчас, в наш век постмодерна, «дегуманизация» искусства часто доходит до пошлых и нелепых перфомансов и инсталляций, до бессмысленного глумления над культурой; «ребячество» оборачивается старческим маразмом. Но в первой половине XX века творчество модернистов действительно казалось (да и было!) проявлением детской чистоты, притоком непосредственности и новизны в дряхлеющий организм европейской культуры.

Начало тут: Истоки модернизма
продолжение завтра
Tags: искусство, культура, модернизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments