invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Потребитель умеет потреблять. Он не умеет бороться



Взращивание потребителя в массовом масштабе было одной из конкретных целей информационно-психологической «воспитательной работы», которую Запад вел против СССР. Начатая работа была успешно завершена уже на постсоветском пространстве. Сопротивляться тому же фашизму, поднимающему голову на Украине, могут только люди, наделенные гражданственностью. А потребитель, как и нарцисс, в большинстве своем имеет ослабленное чувство гражданственности или не имеет его вовсе. Таким образом, чем выше в обществе потребительские настроения, тем менее способно оно к сопротивлению.


предыдущая статья: «Воспитательная работа» по выращиванию потребителя

Итак, к началу нынешнего кровопролитного конфликта украинское постсоветское общество в течение более чем двух десятилетий «воспитывали», обрабатывая специальным образом.

Во-первых, атомизировали, то есть делали не способным к коллективной реакции, в частности, к мобилизации.

Во-вторых, формировали у подрастающего поколения клиповое сознание и отсутствие критического мышления, то есть лишали его возможности обрести целостную картину мира.

В-третьих, всячески поощряли эгоизм и его производную — нарциссизм.

В-четвертых, всячески поддерживали в обществе рост потребительских настроений, то есть отучали население от гражданственности (а значит, способности к сопротивлению).

Заметим, что такая «воспитательная работа» осуществлялась не со всем населением Украины, а лишь с той его частью, которая была ранее привержена советским ценностям. При этом другая, меньшая часть общества — антисоветчики- «западенцы», последователи Бандеры, — оказалась этим «воспитательным» процессом не затронута.

Она в постсоветский период, во-первых, не атомизировалась, а наоборот, еще теснее сплотилась.

Она, во-вторых, сформировала у своих детей очень определенную картину мира (в которой Бандера — национальный герой и т. д.). А эти дети, повзрослев, начали навязывать данную картину мира уже всему остальному обществу.

Она, в-третьих, пресекала в своих сторонниках эгоизм. Ведь служение любой идее, даже самой отвратительной, предполагает коллективность, то есть хотя бы частичное преодоление эгоизма.

И, в-четвертых, она, призывая служить идее, выводила тех, кто всерьез откликнулся на этот призыв, из ряда «простых потребителей».

Если хочешь победить врага — не ограничивайся поиском его слабостей. Определи, в чем его сила. Сколь бы ни дискредитировали себя фашиствующие «правосеки» к сегодняшнему моменту, признáем — они сумели сформировать заряженное идейное ядро.

Таким образом, пробандеровская идеологизированная часть общества достроила и укрепила себя. Всех остальных «воспитатели» сначала убедили в том, что время идеологий вообще прошло. А потом тех, кому всё еще нужны были смыслы, начали накачивать западенской идеологией. Тем же, кто согласился обойтись без смыслов, предоставили погрязнуть и расслабиться в обывательстве и потреблении.

Но без идеологии никакая коллективная борьба за свои ценности невозможна. Отсутствие идеологии — важнейший фактор, объясняющий, почему украинское общество не оказало массового противодействия фашистам. Человек, отключенный от идеального, мало пригоден к борьбе. Он скорее будет уклоняться от любого противостояния, чем пойдет на конфликт.

Деидологизированное население всегда ориентировано на психологический комфорт. В украинском обществе, включая население Донбасса, к началу конфликта очень широко была распространена позиция «лишь бы не было войны». Даже когда война уже началась, многие держались за то, что главное — не впускать ее в свой внутренний мир. Например, уйти с головой в работу. Запомнился видеосюжет из Донецка, когда женщина, шокированная тем, что в ее дом попал снаряд, повторяла: «Как же так, мне же на работу идти...» Конечно, человек, находящийся в состоянии шока, всегда цепляется за прежнюю реальность в момент, когда ему предъявлена новая. Но в приведенном примере шоковый аспект сосуществует с другим, который можно назвать «комфорт превыше всего». Не вовремя обстреляли дом, нарушили комфортное, обыденное, мирное состояние. И женщина негодует по этому поводу, отказываясь признать новый, не мирный, а военный статус реальности.

В нежелании встряхнуться, нарушить психологический комфорт — одна из причин того, что жители Донбасса не оказали киевской хунте массового сопротивления. Только в ДНР и ЛНР в сумме проживает около 6,5 млн человек. Поднимись на борьбу десятая часть населения — и хунта была бы просто сметена. Но простые люди не проснулись. Они пытались заниматься своими повседневными делами даже под разрушительными обстрелами.

Запись с интернет-форума:

«ЮВ [Юго-Востоку] 23 года внушали, что они «быдло» — некоторые поверили(–. Хотя я совершенно уверена, что именно на ЮВ лучшие по человеческим качествам люди Украины, но — их заставили поверить в достаточность «молока/колбасы»... И — «лишь бы не было войны».

Другая запись:

«Основная мысль всех говорящих на камеру и в Одессе, и на Юго-востоке: «Мы мирные люди, мы просто хотим ходить на работу и получать зарплаты, ездить на шашлыки и шоб усе как у людей».

Отсутствие образа будущего... Отсутствие идейного содержания... Подавленность, апатия... Инерция повседневной жизни, когда лозунгом дня становится: «Живи настоящим!»...

Подведем итог. Резкое обострение ситуации на Украине застало ту часть украинского общества, которая должна была ответить на вызов фашизма, в состоянии атомизированном, демобилизованном, деидеологизированном, в состоянии глубокой подавленности и столь же глубокой погруженности в инерцию обывательской жизни: личные интересы, зарабатывание денег, получение удовольствий или просто выживание. В течение двух десятилетий здесь работала пропагандистская машина, по полной программе задействовавшая и СМИ, и образовательную систему. Эта «машина» формировала людей, которым очень трудно даже осознать угрозу, не то что оказать сопротивление. Те же, кто осознал угрозу, не захотели или не смогли ответить на вопрос, что именно можно ей противопоставить.

В этом — корень столь странных, неадекватных реакций населения на евромайдан, Одессу, «АТО».

Но если ты не можешь ни выйти на бой с фашизмом, ни сделать так, чтобы он исчез по мановению волшебной палочки, то тебе остается только одно — пообвыкнуться, притереться к нему. А чтобы не стыдно было — убедить себя, что фашисты вовсе не фашисты, а «патриотически настроенная молодежь».

Преодолеть психологические результаты более чем двадцатилетней «воспитательной работы» очень сложно. Преодолеть психологические результаты идущей кровопролитной войны — еще сложнее.

Но в истории не раз бывало, что поражение, казавшееся неизбежным, оборачивалось победой. И то, что мы сегодня не видим, как украинское общество может вырваться из той глубокой ямы, в которую загнали его «воспитатели», не означает, что выход не будет найден завтра.

источник:
статья Наталии Коженковой «Воспитательная работа»
опубликована в газете "Суть времени" в №119 от 18 марта 2015 г.


Tags: Украина, информационно-психологическая война, общество, потребление
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments