invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Так в чем виновата Россия?



Россия — по крайней мере, в США считают именно так — при посредстве Ассанжа и особенно Сноудена вскрыла важнейший англосаксонский (конечно, в основном американский) инструмент «подавления через вовлечение» — тотальную систему электронного шпионажа и за противниками, и за союзниками.

Факт этого американского кибершпионажа не только глубоко оскорбил элиты союзников и поставил под вопрос дальнейшее вовлечение этих элит в обслуживание американских интересов. Этот факт еще и привел к масштабным конкретным действиям, обесценивающим указанный американский «кибершантажный» инструментарий.

Китай, Бразилия, Саудовская Аравия и ряд других стран уже прокладывают по суше и через моря-океаны собственные «не зависимые» от США оптоволоконные кабели связи и создают собственные серверные системы, «не зависимые» от американских и дружественных США интернет-хабов. Заодно во всем мире происходит достаточно массовый отказ от услуг контролируемых американскими корпорациями почтовых сервисов (включая распространенный Microsoft Outlook), социальных сетей и хостингов (Facebook, YouTube, Skype и др.) с параллельным созданием собственных независимых сервисов и центров хранения и обработки данных. Резко затормозилось использование контролируемых США сервисов «облачных» технологий хранения данных.

Россия — как, опять-таки, убеждены в США — предъявила собственные возможности успешного кибершпионажа, сопоставимые (пусть не по масштабам, но по интеллектуально-техническим возможностям) с американскими. И, значит, дополнительно обесценила соответствующий американский киберинструментарий.

Россия — и это очевидно по всё более паническим реакциям в США и Великобритании — сумела существенно подорвать всевластие англосаксонской информационно-пропагандистской машины в глобальных СМИ и интернете. И даже создала расширяющееся (причем, что особенно важно, расширяющееся в интеллектуальных кругах, наиболее существенно влияющих на оценки ситуации широкими массами) международное сообщество признающих истинность и справедливость российских оценок мировых событий («понимающих Россию и Путина»).

Тем самым Россия поставила под вопрос второй ключевой американский инструмент «подавления через вовлечение»: способность США обеспечивать глобальную «фабрикацию согласия масс» с объявляемыми американцами мировой повесткой дня и оценками мировых событий и процессов.



Россия — и своими методами киберразведки, и своими медийными ресурсами, и своей международной политикой — серьезно ослабила настойчиво выстраиваемое США единство позиций и действий американских союзников.



Россия (прежде всего разоблачениями Сноудена, но и не только ими) в очень существенной мере подорвала стратегический проект утверждения американского глобального экономического доминирования — создание контролируемых США зон свободной торговли в виде Трансатлантического (TTIP) и Транстихоокеанского (TPP) партнерств.

В связи с TTIP и ТРР стоит отметить несколько слабо отраженных в СМИ, но весьма показательных недавних событий.

В августе 2014 г. представители Еврокомиссии признали, что переговоры по TTIP «идут сложно и далеки от завершения».

12 сентября еврокомиссар по вопросам расширения ЕС и политике соседства Штефан Фюле заявил, что «настало время для... начала переговорного процесса о свободной торговле между Евросоюзом и Евразийским союзом...». То есть Фюле (правда, незадолго до окончания своего мандата) фактически обозначил возможность «разворота» Европы к стратегическому экономическому союзу с Россией, якобы «похороненной» нынешним украинским кризисом.

10 ноября — в день начала саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Пекине — будущие члены ТРР (куда, напомню, не предполагается включать КНР и Россию), приватно собранные Б. Обамой в посольстве США, вновь не смогли достичь компромисса по соглашению о ТРР.

11 ноября депутаты Европарламента отклонили предложенный Еврокомиссией законопроект, по которому страны-члены Евросоюза лишались права запрещать выращивание генномодифицированных культур на своей территории. Но распространение генномодифицированных продуктов (основные патенты на них принадлежат крупнейшим американским корпорациям Monsanto и др.) — это один из важнейших пунктов американских проектов TTIP и ТРР.

Также 11 ноября участники АТЭС приняли предложенную Председателем КНР Си Цзиньпинем стратегическую альтернативу ТРР — «дорожную карту» создания единой (то есть включающей 21 страну региона, в том числе Китай и Россию) Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ).

15 ноября, в первый день саммита лидеров двадцатки ведущих экономик мира (G20) в австралийском Брисбене, его участники единодушно — и весьма жестко — призвали США срочно ратифицировать реформу МВФ, расширяющую участие развивающихся стран в принятии решений Фонда.

В этот же день в Брисбене прошло совещание лидеров стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), на котором были назначены руководящий состав и временный Совет директоров Нового банка развития (НБР) БРИКС, учрежденного на саммите БРИКС в бразильской Форталезе четыре месяца назад, в июле 2014 г.

НБР, который должен заработать уже в 2015 г., будет располагать капиталом в 100 млрд долларов, при нем будет сформирован пул условных валютных резервов — также объемом 100 млрд долларов. Это обеспечит возможности поддержки экономик стран — членов БРИКС в условиях кризисов, а также расширение торговли между ними в национальных валютах, а не в долларах. И некоторые аналитики уже назвали НБР (к участию в котором БРИКС приглашает и других желающих) «альтернативным МВФ».

Упомяну еще несколько событий последних дней, непосредственно относящихся к нашей теме.

13 ноября, сразу по окончании саммита АТЭС, газета The New York Times сообщила, что руководство Китая, в том числе Председатель Си Цзиньпин, активно поддерживает «антиамериканский» пафос китайских блогеров. В США тут же заговорили о том, что объединение пропагандистских ресурсов Китая и России может опаснейшим образом влиять на мировое общественное мнение. А также о том, что не менее опасным для США может стать объединение российского и китайского потенциалов кибершпионажа.

19 ноября глава российского МИДа Сергей Лавров на «правительственном часе» в Госдуме заявил, что Россия приостановила выполнение Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), поскольку НАТО так и не ратифицировало договор и он «мертв».

20 ноября заместитель заведующего Отделом международных связей ЦК КПК Чжоу Ли (впервые!) недвусмысленно поддержал политику России на Украине, а также заявил, что «российско-китайские отношения являются более важными, чем отношения стратегического партнерства, установленные между КНР и другими странами... сейчас эти отношения являются наилучшими за всю историю».

Также 20 ноября глава Агентства национальной безопасности США адмирал Майкл Роджерс заявил комиссии Конгресса, что «вредоносное программное обеспечение из КНР и других стран повсеместно присутствует в американских компьютерных сетях, обеспечивающих жизнедеятельность граждан» и что Китай и «еще одна-две страны» могут в любой момент отключить систему электроснабжения и другие коммунальные системы США.

А 21 ноября британская The Financial Times сообщила, что НАТО только что завершило крупнейшие компьютерные военные учения с использованием симуляций хакерских атак на военные, административные и промышленные сети стран блока.

Что это всё значит для России?

Это значит, что Россия — в последнее время при поддержке Китая и растущих в мире рядов «понимающих Путина» — очень существенно торпедировала главные на сегодняшний день ресурсы американского глобального доминирования методами «мягкой силы», включая концепт «подавления через вовлечение». И потому именно Россию США будут стремиться подавить в первую очередь и всеми средствами.

В российских СМИ в связи с победой республиканских конкурентов Обамы на промежуточных выборах в Конгресс появились предположения о том, что республиканцы будут ставить палки в колеса политики Обамы и в том числе помогут ему «проиграть» ситуацию на Украине. А еще нередко говорится, что поскольку Россию достаточно активно поддерживает Китай, то ничего, с кризисом справимся.

Думается, что такие оценки глубоко ошибочны.

Для Америки «на кону» не президентское кресло в США (проблема тактическая). В США — при всех межпартийных противоречиях — есть стратегический элитный консенсус по вопросу о том, что никто в мире не должен усомниться в абсолютности американской гегемонии. Да и Китай в отношении США по-прежнему ведет себя достаточно осторожно. Представляется, что ставка на его безусловное союзничество с Россией была бы опрометчива. В нашей совместной истории бывало всякое...

Это означает, что США будут именно против России делать всё возможное и невозможное для подтверждения своего статуса «хозяина глобальной повестки дня». И раз с «мягкой силой» у них не получается, нам, скорее всего, будут навязывать многофакторную системную войну.

Потому нам следует ожидать и решений о вооружении Киева, и военных провокаций в Донбассе и на российских границах, и новой волны внутрироссийского терроризма, и масштабных улично-майданных акций либеральной и нацистской пятой колонны, и новых экономических санкций, и мощного внутреннего элитного саботажа «вовлеченных», и многого другого.

Сегодня Россия ко всему этому катастрофически не готова.

Значит, надо срочно готовиться.

все материалы цикла:
1. Американское доминирование: подавление через вовлечение
2. США: новые механизмы глобального управления
3. Кто владеет СМИ - владеет миром?
4. Вовлекай и подавляй - концепция США
5. Кибершпионаж: Россия против США

источник:
статья Юрия Бялого Обновленный концепт американского доминирования: подавление через вовлечение. Часть V. Окончание
опубликована в газете "Суть времени" в №105 от 26 ноября 2014 г.

Tags: Россия, СМИ, США, информационная война, концептуальная война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments