invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Вы живы? Вы в этом уверены?



Вчера на литературном клубе обсуждали «Убик» Филипа Дика.
Необычный для нашего литклуба выбор: как правило, мы обсуждаем классику - отечественную или зарубежную.
Впрочем, «Убик» - это уже тоже своего рода классика, классика психоделической фантастики.
Когда-то безумно давно я уже читала этот роман и помнила сюжет, но к литклубу, разумеется, перечитала. Посчастливилось прочесть в бумажном варианте – дома нашлась эта книга со слегка пожелтевшими страницами, 1992 года издания. Кстати, любопытный момент: в романе, впервые изданном в 1969 году, описано будущее – и как раз 1992 год (!!!)


Филип Киндред Дик
(англ. Philip Kindred Dick; 16 декабря 1928 года, Чикаго, США — 2 марта 1982 года, Санта-Ана, Калифорния, США)
— американский писатель-фантаст.


Впрочем, перейду к своим впечатлениям от романа. Скажу сразу: понравилось! Что-то в этом есть… Не знаю, как четко выразить… Сюжет на первый взгляд не кажется слишком оригинальным – что-то подобное нередко встречается в книгах или фильмах. И всё же, что-то цепляет, и я поняла что: неподдельность и первозданность какая-то. Книга ведь написана в конце 60-х, а все книги и фильмы с подобными сюжетами появились позже, и, думаю, очень многие под влиянием «Убика»! Например, «Лангольеры» C.Кинга. Помните, как там «портится» мир, из которого исчезает вкус и запах? Пресный устаревший мир, который скоро пожрут лангольеры… Не хочу обвинять Кинга в плагиате, но как же всё это похоже на регрессирующий мир «Убика», в котором сигареты рассыпаются в труху, а купленный в автомате кофе оказывается холодным и покрытым налетом плесени. Впрочем, это детали. Перейду к тому, что мне понравилось больше всего.

В романе описан мир «полуживущих». Мир тех, кто умер, но чей мозг ещё сохранил активность. Они лежат в холодильных камерах, за их содержание платят (немалые деньги!) родственники, которые время от времени приходят пообщаться со своими «полуживущими». Но в промежутках между посещениями родственников у «полуживущих» своя жизнь. Вернее, полужизнь.

Но посмотрим на живых людей в романе: разве их жизнь чем-то кардинально отличается от полужизни «полуживущих»? Нет! В романе люди – хоть «полуживущие», хоть живые - похожи на манекенов (а скорее, на персонажей какой-то странноватой компьютерной игры). Пластиковый мир и люди с какими-то неполноценными взаимоотношениями, чувствами, эмоциями… Мир, где всё зависит от денег, где даже входную дверь собственной квартиры не откроешь без того, чтобы не бросить в её щель пятицентовой монетки.
Мир живых и мир полуживущих – оказывается, между ними в сущности нет разницы!



Но такой мир не может оставаться в стабильном состоянии – он начинает неумолимо регрессировать. Сначала скисает молоко, потом рассыпаются сигареты, а потом… потом регресс затрагивает не сами вещи, а «идеи» вещей. Вот как об этом написано в романе: «…почему телевизор превратился в радио, а не в груду деталей? Ведь если распад – то на составляющие части? А телевизоры не производят из старинных радиоприемников… Получается, прав был Платон, когда говорил об «идеях вещей», наполняемых инертной материей. Идея телевизора сменила идею радио, её сменит что-то ещё - это как кадры в киноленте... в любом предмете живет воспоминание о предшествующей форме, и прошлое - затаившись в глубине - продолжает жить и выныривает на поверхность, как только нарост последующих форм исчезает почему-то...»

Не распад, а архаизация – вот что происходит с миром, из которого давно ушла настоящая живая жизнь. И не только с вещами, но и с людьми, живущими полужизнью, происходит что-то нехорошее: они начинают как бы сдуваться, высыхать, остатки жизни уходят из них. Впоследствии мы узнаем, что их «пожирают» другие люди, паразитирующие на них. По-моему, метафора более чем очевидна: ну а чего ещё вы ждали от общества, в котором человек человеку волк? И не важно, где (в мире живых и полуживущих) и каким способом происходит пожирание. Главное, в обоих мирах действует жестокий закон борьбы за существование.



А регресс, тем не менее, нарастает. Затормозить его способно только специальное средство – Убик. Пшикнул из аэрозольного баллончика на подвергшуюся регрессу вещь – и она обретает свой современный вид. Попшикал на человека – и силы возвращаются к нему. Фантастика? Нет, просто очередная метафора. Средство Убик - это какой-нибудь толчок извне, на короткое время дающий замотанному обывателю уверенность в собственных силах… а потом снова погружение в полужизнь и регресс. Ведь сам он поддерживать в себе полноценную жизнь не может (да ему и в голову не приходит, что может существовать какая-то иная жизнь, чем та, к которой он привык) - он может лишь беспомощно барахтаться в бесстрастном мире.



Я вначале написала, что «Убик» - это «классика психоделической фантастики». Я слукавила. Психоделика и фантастика в романе – лишь антураж. А по сути - это просто классическая антиутопия. Вот так просто)) Впрочем, это всего лишь моё мнение – оспаривайте, коли охота.

А я напоследок скажу ещё об одном интересном моменте романа и приведу любопытный диалог оттуда.
Мир у Дика впадает в маразм регресс вплоть до 1939 года. Я считаю, это неслучайно. Это год начала Второй Мировой войны, и, думаю, это рубеж для Ф.Дика – мир до войны и мир после войны. Впрочем, рубеж ли? Есть ли четкая грань? В небольших эпизодах романа Ф.Дик показывает, что и до войны миром точно также правили деньги и шкурные интересы. А жизнь если и была более настоящей, то эта «настоящесть» заключалось лишь в вещах, сделанных из натуральных материалов, а не из пластика.
А ещё Дик показывает настроения обывателей США до войны: они готовы оправдать нацистов, коммунисты и евреи для многих из них более страшные враги, чем Гитлер.
Вот обещанный показательный диалог:
- А как насчет России? – спросил мистер Блисс. – В смысле войны? Мы их раздавим, этих красных?...
- Россия будет воевать на нашей стороне, - сказал Джо…
- На стороне США? – забеспокоился Блисс. – Коммунисты? Это невозможно! У них пакт с нацистами.
- Германия нарушит пакт, - сказал Джо. – Гитлер нападет на Советский Союз в июне сорок первого.
- И раздавит его, надеюсь… Настоящая угроза – это коммунисты, а не Германия, - продолжал тот. – Взять еврейский вопрос. Кто имеет со всего этого? Евреи, конечно. Понаехали к нам, гражданства не имеют, живут на пособия благотворительных фондов. Нет, кое в чем нацисты взяли слишком круто, но согласитесь – как-то же еврейский вопрос надо решать! Ну, не концлагеря… В Штатах ведь те же проблемы – не с евреями, так с ниггерами. И я думаю – рано или поздно придется и нам разбираться и с теми, и с другими.

И знаете, я ещё долго могу про «Убик» - там куча интересных моментов и моментиков.
Но лучше прочтите сами. Хотя, не буду скрывать – большинству моих товарищей по литклубу роман не понравился. Но я думаю, что им не столько роман не понравился, сколько описанный в нём мир. И, сдается мне, Филип Дик этого и добивался!


Использованы иллюстрации А.Карапетяна из книги Ф.Дика "Убик", СПб: Terra Fantastica, 1992.




Tags: антиутопия, литература, литклуб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments