invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Е.И. Замятин «МЫ»



Продолжаю тему утопий. В предыдущих заметочках я писала о том, что такое утопия и чем чревато для общества её исчезновение (это тут: жизнь без утопии), а также кратенько разбирала "Утопию" Т.Мора (а это тут: Томас Мор. "Утопия").
А сейчас я хочу поговорить об одной антиутопии, а именно, о книге Замятина "МЫ". Просто выскажу свой взгляд на это произведение - без малейшей претензии на то, что он является бесспорным.



Е.И. Замятин (1884-1937) — русский (советский) писатель, критик и публицист. Роман-антиутопия «Мы» был написан им в 1920 г.
После публикации этого романа за рубежом (без согласия писателя) Замятин был исключен из Союза писателей и эмигрировал из СССР. Но впоследствии был вновь принят в Союз писателей, а в 1935 году участвовал в антифашистском Конгрессе писателей в защиту культуры как член советской делегации.

Существует мнение, что роман «Мы» написан как ответ на сталинский «термидор» (так оценивали политику, проводимую Сталиным, некоторые социал-демократы). Однако, это мнение явно ошибочно. Ведь роман был написан в 1920 году – какой же тут «термидор»? Я считаю, что роман – это, с одной стороны, ответ на некоторые идеи деятелей «Пролеткульта», которые Замятин считал неправильными (в частности, на идеи, высказанные Богдановым в утопии «Красная звезда»). Но, с другой стороны, «Мы» - это может быть и ответом на тенденции западного капиталистического общества, подмеченные Замятиным.

Действие романа разворачивается в далеком будущем – примерно в XXXII веке.
Замятин рисует общество, где вся жизнь людей жестко регламентирована, подчинена «Цифровой скрижали». Исключение составляют только 2 «личных часа», но и им, как надеется главный герой романа математик D, скоро найдется место в общем расписании.
И действительно, идеи математически рассчитанного выверенного расписания были в ходу в первые послереволюционные годы: вспомним Хлебникова – «и будут знаки уравненья между работами и ленью».
Вся жизнь граждан не только подчинена расписанию - она находится под постоянным контролем: даже дома они не остаются наедине сами с собой, ведь стены прозрачные, за ними не укрыться. Все носят одинаковую одежду. И, чтобы уж совсем исключить индивидуальное начало, даже имена людям иметь не позволено – они заменены безличными буквенно-числовыми «нумерами». Да и само название романа в этом плане знаковое: местоимение МЫ, как стирающее Я.
Но можно ли всё подчинить точному распорядку, формулам, цифрам, можно ли вписать каждого человека в ячейку большой однообразной таблицы, убив его неповторимость? Замятин в своем романе, с одной стороны, показывает, куда могут привести эти попытки, но, с другой, утверждает, что это невозможно. Ведь в человеке, помимо Рацио, есть многое другое. Есть то, что верующие люди называют душой… а есть и темные хтонические энергии (не зря в романе делается акцент на руки главного героя – звериные, волосатые).

Замятин предупреждает: нарушение баланса между всеми этими составляющими в человеке могут привести отнюдь не к обществу процветания, а к миру, в котором человек превратиться в пронумерованного робота. При этом даже идея равенства очевидно потеряет свой смысл. Ведь роботами кто-то должен управлять – в романе это привилегированная каста «Хранителей» и тоталитарный вождь-«Благодетель».

Но можно ли в самом деле убить в человеке всё истинно человеческое? В главном герое D-503 это явно не убито. Уже в самом начале романа, несмотря на то, что тогда он ещё искренне считает свое общество благим, мы видим, что он совсем не робот (ну или не совсем робот). Например, когда он пишет о строительстве своего детища Интеграла, он довольно поэтично сравнивает свое ощущение с ощущением беременной женщины, ожидающей появление ребенка.
Свою «семью» - нумера О-90 и R-13 – он действительно считает семьей, они по-настоящему ему близки и он ждет часов, когда может провести с ними время. Не убита душа и в О – она любит D, хочет от него ребенка, идет в этом желании на бунт против существующих порядков.

Да и в самом обществе душа не убита полностью. Возьмем тот же Интеграл – летательный аппарат, отправляемый к другим мирам не с целью выгоды, а с целью донести до инопланетных созданий идею благого общества. А это ведь не что иное, как мессианская идея, апеллирующая более к Душе, чем к Разуму.

Как же удается держать в подчинении людей, в которых отнюдь не убито всё человеческое? Увы, это делается не только с помощью опоры на Разум: страх и насилие играют не последнюю роль, в обществе практикуются публичные казни, пытки под газовым колпаком.
Но страх – плохая скрепа общества. Рано или поздно искусственно сдерживаемая в человеке живая энергия вырвется на свободу! И она вырывается. В обществе появляется группа революционеров (Мефи), которая вынашивает план захвата Интеграла (их цель – не дать разнести по другим мирам идею порочного с их точки зрения мироустройства). Революционерка I-330 соблазняет D, который нужен Мефи как строитель Интеграла. Можно сказать, она выступает в роли Евы, протягивая D (своему «Адаму») запретный плод. И он берет этот плод, потому что внутренне, сам того не сознавая, уже готов к этому. Совершается «грехопадение» и «изгнание из Рая» - D больше не законопослушный инженер-математик, он вкусил с Древа познания Добра и Зла и обрел свободу выбора.

И пусть заговор революционеров оказывается раскрыт – все равно, ничего не кончено… Очень показательна фраза I: «Нет последней революции, как нет последнего числа». Я считаю её ключевой фразой романа. Замятин говорит о том, что Историю нельзя прекратить и любая стадия развития общества должна сменяться следующей – сама природа человека требует этого. Ведь общество «нумеров», сменившее 200-летнюю войну, в свое время было прогрессивным, оно было новой ступенькой развития. Но, приняв его за некий «Рай на земле», приняли его конечность и этим совершили большую ошибку: ведь у Истории не может быть конца (во времена Замятина еще не знали о «Конце истории» Ф.Фукуямы). И как ни подавляй в человеке стремление к новому, как ни превращай его в робота, как ни туши его внутренний огонь – тлеющие угольки продолжат тлеть до момента попадания искры, и тогда из них разгорится новая Революция.

Во времена Перестройки роман Замятина многими рассматривался как описание «тоталитарного советского режима». Считаю, что это не верно! Думаю, дело не в общественном строе (капитализм или социализм). Замятин говорит о том, что если законсервировать общество и Человека, если запереть их в клетку бездуховной рациональности - мы получим безликие «нумера» вместо людей и… надежду на новый взрыв?


Tags: антиутопия, утопия, эссе
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment