invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Война. Люди. Воспоминания



70 лет прошло после Великой Отечественной войны.
Как происходит настоящее понимание человеком какого-то важного исторического события?
Не только (да, наверное, и не столько) благодаря изучению истории. Ведь настоящее понимание – это не только знание исторических фактов и даже не умение выстраивать между этими фактами причинно-следственные связи.
Настоящее понимание невозможно осуществить одним только разумом, без подключения сердца.
И тут на помощь учебникам истории может прийти искусство: стихи, песни, книги и фильмы. А ещё фотографии из старых семейных альбомов. И рассказы, передаваемые из поколения в поколение. Но чем дальше отстоит историческое событие от сегодняшнего дня - тем меньше таких рассказов, тем они бледнее. А особенно, если разрушена преемственность поколений, “порвалась связь времен”. Эту связь времен необходимо восстанавливать: иногда по крохам.

Я поделюсь своими воспоминаниями о случаях, которые в раннем детстве помогли мне что-то понять про Войну – не столько даже разумом, сколько нутром.



Когда мне было года 4, бабушка повела меня смотреть парад на День Победы. Сам парад я помню очень плохо – да, честно говоря, совсем не помню. Но зато хорошо помню, как после парада люди пошли возлагать цветы к Вечному Огню. У многих были ордена и медали. Я знала, что это за подвиги на Войне. У моего дедушки тоже было много орденов и медалей – они хранилась в серванте в красивом красном футляре, дедушка редко надевал их: только на 7 ноября, 1 мая и в День Победы. Но я всегда могла попросить дать мне посмотреть дедушкины награды. Мне рассказывали, как они называются и за что дедушка их получил. Я могла подержать их в руках, но понимала, что играть с ними нельзя – ведь это совсем не игрушки.
Впрочем, я немного отвлеклась.

Люди подошли к мемориалу и встали от него не некотором расстоянии полукругом. Стояли молча. Бабушка дала мне букет, и я побежала с ним к Вечному Огню, сопровождаемая бабушкиным окриком: «Смотри только, не потеряйся тут!». Когда я вернулась к бабушке – гордая тем, что всё сделала правильно и не потерялась, – стоявшая рядом с бабушкой пожилая женщина сказала: «Детка, отнеси и мои цветы, а то у меня ножки болят». Я с радостью это сделала. Тут и другие ветераны стали просить меня отнести их букеты. Я бегала туда и обратно, счастливая тем, что могу помочь стареньким людям отнести их букеты Неизвестному Солдату. Сейчас я понимаю, что многие ветераны в то время были ещё совсем не старыми – но тогда все они казались мне старенькими дедушками и бабушками.
А люди смотрели на меня и улыбались. Но тут я заметила, что вместе с улыбками у многих по лицам текут слёзы. Я не стала спрашивать у бабушки, почему они плачут. Потому что вдруг сама всё поняла. И стала относить цветы как-то бережнее и серьезнее.


И ещё одно воспоминание (это я уже постарше была, лет шести).

К нам приехала погостить бабушкина знакомая из Ленинграда.
Как-то пошла она прогуляться по городу. Вернулась с надкусанным батоном хлеба и в слезах. Всё плакала и не могла успокоиться.
Сквозь слёзы стала рассказывать, что во время блокады, когда она была подростком, им в Ленинграде раздавали пайки хлеба. Ей этот хлеб казался фантастически вкусным! Потом, после войны, она везде искала такой хлеб, но нигде не могла найти. И вот теперь, наконец, она нашла его у нас в городе – по крайней мере, он показался ей похожим по виду. Она очень обрадовалась, купила и, не удержавшись, стала прямо на улице откусывать от батона. Оказалось, что хлеб на вкус самый обычный.
И вот эта женщина сидела у нас на кухне на табуреточке, надкусанный батон лежал перед ней на столе, а она плакала и сокрушалась, какая она дурочка: всю жизнь искала тот «вкусный» блокадный хлеб. Ещё сказала, что, конечно же, наш хлеб в сто раз лучше.

А я тогда поняла, что эта женщина вовсе не дурочка. И что всё она про хлеб знала ещё до того, как купила и попробовала. Заранее знала, что ничего уже не будет для неё таким вкусным, как была блокадная пайка. Но всё равно купила этот батон и плакала теперь, сидя на табуретке. Ведь люди не всегда поступают логично. Потому что бывает так, что логично поступить невозможно.

Бабушка мне потом рассказала, что в блокаду у этой женщины умерли мама и сестра.

Tags: ВОВ, детство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments