invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

«Массовые действа» в СССР




При словах «массовое действо в СССР» многим, скорее всего, придут в голову демонстрации, которые устраивались по всей стране на 7 ноября и 1 мая. Однако в первые послереволюционные годы под «массовыми действами» понималось нечто иное. Это были инсценировки на историко-революционные темы, впечатляющие своими масштабами: в них были задействованы сотни и тысячи человек.

Приведу пример подобной инсценировки.
1 мая 1920 года в Петрограде было устроено массовое действо под названием «Гимн освобождения труда», поставленное режиссером К.Марджановым. Оно состояло из трех частей. В первой части был показан тяжелый труд угнетенных рабов. Вот как описывает эту сцену Керженцев: «Слышны стоны, проклятия, унылые песни, лязг цепей, крики и хохот надсмотрщиков. По временам смолкает вся эта каторжная музыка тяжкого горя, и рабы оставляют работу, прислушиваясь к звукам пленительной музыки… Появляется шествие владык-угнетателей, окруженных блестящей свитой прислужников. Владыки поднимаются по ступеням к месту пиршества. Владыкам нет никакого дела до светлой, свободной жизни, притаившейся за воротами волшебного замка. Они всецело ушли в пьяный разгул, покрывая своими криками стоны рабов. Но музыка волшебного замка делает свое дело. Под ее волшебным наитием рабы чувствуют в себе первые проблески стихийной воли к свободе, и их стоны постепенно переходят в ропот. Музыка вакханалии и музыка из царства свободы вступают в борьбу» [3].
Во второй части показана борьба рабов с угнетателями: «…рабы бросают свой каторжный труд, и что там и сям вспыхивают разрозненные огоньки восстания, постепенно сливающиеся в могучий красный костер… Перед зрителями проходят отдельные сцены многовековой борьбы пролетариата. Спартака Стеньки Разина. .. звуки Марсельезы и затем Карманьолы. Все больше и больше густеет лес красных знамен. Ужас охватывает властителей. Растут ряды Красной армии. Радостное ликование овладевает толпой. Революционная музыка достигает небывалой силы. Еще несколько усилий... и рушатся врата волшебного замка свободы» [3] .
В третьей части освобожденное человечество вступает в новую жизнь: «…все народы сливаются в дружном, радостном хороводе. Мощно и победно звучат строфы Интернационала. В отдалении Красная армия складывает свое оружие, меняя его на орудия мирного труда» [3].

Постановкой массовых действ занимались и многие другие представители творческой интеллигенции, принявшие Советскую власть, такие как Н.Н.Евреинов, Н.Петров, Б.Арватов и др. Их вкусовые пристрастия были различными, но во всех массовых действах той поры можно проследить черты сходства: эпичность, монументальность, выражающаяся в привлечении большого количества участников, охвате большой территории и внимании к масштабным историческим событиям, а также направленность на синтез театра и жизни. Эта идея театрализации жизни была одной из значимых установок идеологов Пролеткульта, мечтавших о создании нового пролетарского театра, который сотрет границы между зрителем и актером, между искусством и реальностью.


«Взятие Зимнего дворца» — массовое действо, поставленное к третьей годовщине Октября режиссером Николаем Евреиновым и художником Юрием Анненковым. В постановке было задействовано более восьми тысяч человек: статисты, актеры, акробаты, солдаты действующей армии.

Пролеткультовцы мечтали о новом человеке, творящем новую пролетарскую культуру – в противовес культуре буржуазной. Так, один из идеологов Пролеткульта, уже упоминавшийся выше Керженцев, считал пролетарский театр шагом на пути к театру будущего коммунистического общества, а массовые действа его важнейшим элементом. Эти действа должны были не просто быть средством привнесения в массы идей социализма, но также служить средством пробуждения творческой активности масс.
Приведем тезисы доклада Керженцева на первом съезде рабоче-крестьянского театра.
1) Народные празднества в эпоху социалистической революции являются не только средством воспитания политических масс и сплочения ее вокруг боевых лозунгов дня, но и средством приобщения их к искусству во всех его проявлениях — к поэзии, живописи, музыке, театру.
2) Народные празднества должны базироваться на творческой самодеятельности масс. Трудящиеся должны явиться не только активными участниками шествий и митингов, но и выступать в качестве певцов и ораторов, декораторов и актеров, импровизаторов и режиссеров.
3) Народные празднества, как содержащие в себе все элементы театра, являются широкой театральной школой для народных масс и пробуждают в них творческий театральный инстинкт, знакомят с основами театрального искусства.
4) Народные празднества, театрально и эстетически воспитывая массу и вырабатывая методы коллективного творчества, подготовляют дорогу к тому массовому социалистическому театру, где исчезает грань между актером и зрителем, и где театральное действо будет твориться всей трудовой массой, творчески импровизирующей грандиозное зрелище [1].

Массовые действа включали в себя идеологическую компоненту, в них делался акцент на коллективизм, продвигались идеи социалистического строительства.
Вот что пишет о пролетарском театре теоретик производственного искусства Борис Авратов: «Грядущий пролетарский театр станет трибуной творческих форм реальной действительности, он будет строить образцы быта и модели людей; он превратится в сплошную лабораторию новой общественности, и материалом его станет любое отправление социальных функций» [2]

Однако жизнь вносила коррективы в идеалы и мечты деятелей Пролеткульта. К тридцатым годам массовые действа из театральных инсценировок превращаются в праздничные демонстрации.
Двумя основными праздниками, включающими всенародные демонстрации, на протяжении всего существования Советского Союза были Первомай и годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Следует отметить, что сами по себе демонстрации – это не выдумка большевиков, они проходили по всему миру и до революции. Однако после победы Советской власти в России акцент советских демонстраций по понятным причинам сместился с революционной борьбы на идеи сплоченности рабочего класса, прославление победы Революции, а также на демонстрацию достижений социализма.

Важным элементом демонстраций были декорации и небольшие инсценировки. К примеру, нередко в колоне демонстрантов разыгрывалась сценка, воспроизводящая в реальности тот или иной производственный процесс. Вот как пишет об этом Извеков: «Люди и вещи даны исключительно в своем естественном производственном виде. Здесь демонстрация машины в действии, а не его инсценировка, здесь за машиной работница с хорошим стажем и действительным навыком, а не актриса с выразительными движениями».[4]
В 20-30 годы при проведении демонстраций также использовались сатирические инсценировки, высмеивающие врагов Советской власти (например, мировую буржуазию или Лигу Наций), человеческие пороки (пьянство, хулиганство), религиозные предрассудки.
Что касается художественного оформления демонстраций, то тут большое внимание уделялось лозунгам и транспарантам. В первые годы советской власти основной массив лозунгов посвящен пропаганде коллективного труда. В 30-е годы лозунги меняются: внимание к труду остается, однако большинство транспарантов уже прославляет Коммунистическую партию, партийных лидеров и в особенности Сталина. Такая картина сохраняется вплоть до смерти Сталина, после чего акцент смещается на прославление Маркса, Энгельса, Ленина, советского народа, Коммунистической партии, Красной Армии. Снова уделяется значительное внимание трудовым успехам и достижениям советской науки и культуры.

Подводя итоги, можно сказать, что изначально массовые действа в СССР рассматривались как средство пробуждения творческой коллективной активности масс. Однако в 30-е годы акцент сместился на пропаганду советского строя, прославление партийных вождей. В 60-80 гг. советские демонстрации были направлены на поддержание духа солидарности, они пропагандировали преимущество социалистического строя, коллективизм, интернационализм, созидательный труд под руководством Коммунистической партии.

В заключение хочу сказать о собственных наивных воспоминаниях из детства. Я любила первомайские и ноябрьские демонстрации. Было чувство настоящего праздника (шарики, цветы, флаги, нарядные веселые люди, музыка) и незабываемое ощущение единства с людьми всей страны. При этом я вовсе не чувствовала растворения в толпе: напротив, я вполне ощущала себя как личность, а людей рядом воспринимала как друзей, которые вместе со мной радуются празднику.





Литература:

1. В.В.Глебкин. Ритуал в советской культуре.-М.: «Янус-К», 1998.
2. Карпов А.В. Пролеткульт: театральное искусство в зеркале культурной революции, журнал: «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологи», №42, 2014
3. Керженцев П. М. [Лебедев П. М] Творческий театр. 5-е изд., пересм. и доп. М.; Пг.: Государственное издательство, 1923
4. Извеков Н. Массовые празднества Ленинграда, 1924--1925 гг. // Массовые празднества… С. 87--91.

Tags: Пролеткульт, СССР, праздник, театр
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments