invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

«Кто не скачет, тот москаль!» — 2



На Украине были применены различные методы воздействия на толпу:Ъ
- изучение и управление современными (тоталитарными) сектами,
- создание молодежных субкультур с признаками неосект и элементами «бунтарства»,
- создание экстремистских молодежных политических течений и организаций, и другие...

К XIX веку мировые политические элиты осознали, что, помимо силовых методов воздействия на противника, огромное значение имеют и несиловые методы. В большинстве масштабных противостояний, известных к тому моменту, поголовное физическое уничтожение противника не подразумевалось. И вопрос тут не в гуманизме: покоренные народы можно было использовать в качестве рабской рабочей силы, а также в других «прикладных» целях.

Но что в таком случае означает «нанести противнику поражение, после которого он никогда уже не оправится» (а многим хотелось нанести сначала Российской империи, а потом СССР именно такое поражение)? Это означает «перекодировать» его, заставить сменить свое социокультурное ядро, отказаться от своей идентичности. Силовые методы воздействия не позволяли достичь этой цели. И потому, начиная с XIX века, в конфликтах всё чаще применялись несиловые методы. Вспомогательные поначалу, они постепенно приобретали всё более самодостаточный характер. Впоследствии, ближе к концу ХХ века, эти несиловые методы получили название «мягкая сила» (soft power).

Одной из важных составляющих «мягкой силы» стало психологическое воздействие на противника. Основные принципы такого воздействия были сформулированы следующим образом.

Принцип первый. Окончательно победить противника невозможно, не разрушив тотально его социокультурное ядро. Для этого необходимо планомерно наносить удары по триаде «ключевые ценности противника — носители этих ценностей — преемственность ценностей (передача ценностей от поколения к поколению)».

Принцип второй. Воздействие необходимо осуществлять долгосрочно. В противном случае из-под контроля может выйти новое поколение, преодолевшее травму предшествующего.

Принцип третий. Воздействие на носителей должно производиться мягкими методами, желательно — незаметно для самих этих носителей.

Принцип четвертый. Воздействие на носителей, которые находятся в стадии уверенного обладания ценностями, гораздо менее эффективно, чем воздействие на носителей, находящихся в стадии формирования ценностной сферы. Поэтому важно работать на стыке поколений. То есть там, где происходит передача эстафеты между поколениями. А значит, основным объектом воздействия должна быть молодежь.

Принцип пятый. Необходимо прежде всего оказывать воздействие на молодежь неравнодушную, с активной жизненной позицией.

Принцип шестой. Это воздействие должно обеспечить массовую вовлеченность носителей в твои (того, кто ведет информационно-психологическую войну) начинания. Только тогда можно будет говорить о «перекодировании» не отдельных крупных групп молодежи, а поколения в целом.

Методы воздействия на носителей ценностей можно условно разделить на две большие категории: во-первых, методы краткосрочной, тактической «обработки» (техники введения больших масс людей в определенные состояния, управление сменами состояний и т. д.); во-вторых, методы «обработки» масс в долгосрочной, стратегической перспективе (такие техники воздействия на поколения, которые порождают то, что немецкий философ Ницше назвал «переоценкой всех ценностей»). Украинские подпрыгивания интересны как раз тем, что формально относясь к первой категории, они, безусловно, служат и долгосрочным целям.

Различные методы воздействия на большие массы людей практиковались с древности. В ХХ веке эти методы тщательно изучались и были весьма успешно применены в фашистской Италии и Германии.

Во второй половине ХХ века эстафету приняли США, в том числе, посредством привлечения немецких специалистов, вывезенных в США из Германии после Второй мировой войны.

С конца 1950-х годов при различных спецведомствах США создаются закрытые тематические группы, исследующие немецкие наработки по изучению методов управления массами, а также разрабатывающие на их основе собственные методики. Эти группы занимались, в частности, традиционными практиками различных народов мира, позволяющими большим группам людей синхронно входить в определенные состояния: неистовство, боевой азарт и так далее. Немцы в свое время интересовались практиками Тибета, Японии, северных народностей Европы и СССР, а также практиками арабскими и персидскими. Американцы привнесли изучение практик народов Африки и обеих Америк.

Большое внимание уделялось также изучению религиозных практик воздействия на массы. В особенности практик религиозных и квазирелигиозных учений, отошедших от канонов мировых религий (ересей, сект, гностических и оккультных обществ и т. д.).

Почему именно такие учения представляли наибольший интерес для разработчиков технологий управления массовым поведением?

В Большом психологическом словаре американского ученого А. Ребера указано, что религиозные экстатические состояния сопровождаются повышенной телесной активностью, энергетизацией, потерей чувства идентичности, готовностью следовать стереотипным моделям поведения. При этом контроль со стороны рассудка снимается. А главное, такие состояния могут быть как индивидуальными, так и массовыми.

Само собой, разработчикам хотелось разобраться в механизме «запуска» таких состояний. Но христианство (мировая религия, религиозные практики которой, казалось бы, можно и нужно изучать: она рядом, «под боком») всегда относилось в религиозному экстазу с подозрением, поскольку люди, впадающие в экстаз, становится неконтролируемыми, зачастую агрессивными. Экстаз фактически напрямую адресует к язычеству, к пробуждению и раскрепощению энергий, связанных с телесным «низом». И хотя нельзя сказать, что христианство совсем уж обошлось без массовых экстатических состояний (к примеру, в XIII — XIV вв. среди христиан было распространено массовое самобичевание), в целом его отношение к таким состояниям было сдержанным.

Иное дело — «околохристианские» секты и другие образования, где массовое экстатические состояния являлись обязательным элементом ритуала. Кстати, в нашей стране эти состояния оказались достаточно подробно описаны и изучены благодаря тому, что в XVII — XIX вв. здесь существовало немало сект, практиковавших экстатические ритуалы. В их числе — хлысты, скопцы, молокане-прыгуны, малеванцы и другие. Вот как описывается корабельное радение — массовое экстатическое действо хлыстов: «Становятся в круг друг к другу лицом, молятся друг на друга (на образ и подобие Божье), а потом прыгают вверх, подскакивая как можно выше, хлопая в ладоши, бия себя в грудь и голову и беспрестанно приговаривая: «Ой Дух! Святой Дух! Накати, накати!» Результатом исступленного радения становилось «накатывание духа» на весь «корабль» (религиозную общину).

Молокане-прыгуны приводили себя во время радений «в состояние крайней экзальтации и неистовства, с верчением, прыганьем, говорением на «иных языках» и нисхождением на них «святого духа»... В особо торжественные праздники прыгание проводилось по ритуалу, составленному еще в XIX в. основателем секты М. Рудометкиным. Подпрыгивающие, обнявшись все левыми руками и образовав круг, вертелись на одном и том же месте и скакали под выкрики библейских текстов всё выше и выше, пока не падали в полном изнеможении на пол и начинали «пророчествовать».

Исследователь Э. Нитобург приводит в работе «Русские религиозные сектанты и староверы в США» интересный факт: поскольку царское правительство подвергало русских сектантов гонениям, многие сектанты эмигрировали в США и Канаду (из более чем 10 тысяч «русских» эмигрантов, прибывших в эти страны с 1890 по 1905 год, большую часть составляли именно сектанты).

Когда в середине 1960-х годов в США начали появляться закрытые институты по изучению и разработке методов воздействия на толпу, экстатические практики русских религиозных сект стали в них предметом тщательнейшего изучения. В частности, этим вопросом занимался Джон Гордон Мелтон — американский религиовед, автор множества научных трудов по новым религиозным движениям, основавший и возглавивший в 1968 году Институт исследований религии в Америке. Мелтон проводил полевые исследования альтернативных и малочисленных религиозных объединений. В частности, он изучал пустившую в США корни секту молокан и их ритуальные практики.

Фигура Мелтона, безусловно, достойна хотя бы краткого описания. Чего стоит хотя бы его попытка защитить секту Аум Синрикё после зариновой атаки в токийском метро. Не будучи допущенными в химические лаборатории Аум Синрикё, он, тем не менее, сделал экспертное заключение о том, что Аум Синрикё не причастна к изготовлению зарина.

Другой скандал вокруг имени Мелтона разразился в ходе расследований преступлений секты «Семья» (The Family), членов которой обвиняли в практике содомии, а также в растлении детей членов секты (их вовлекали в секс со взрослыми членами секты, порнографию и проституцию). Мелтон проходил как свидетель и делал попытки оправдать «Семью».

Ряд американских исследователей обвиняет Мелтона в том, что он, теснейшим образом взаимодействуя с новыми религиозными движениями, на самом деле является их «апологетом», «предвзятым доброхотом», «защитником деятельности деструктивных культов».

Добавим, что Мелтон — автор популярного «Справочника по вампирам» и глава американского отделения Трансильванского общества Дракулы.

Но вернемся в 1960-е годы, когда в США возникли институты, разрабатывавшие методы воздействия на толпу. Разработки велись сразу в нескольких направлениях. Коротко опишем некоторые из них.

Одно из направлений предполагало создание, изучение и управление современными (тоталитарными) сектами, для которых характерны высокий психоэмоциональный накал, закрытость, наличие мессианской идеи, зацикленность на своей избранности, агрессивное противопоставление обществу и его ценностям. Большое значение придавалось изучению конфликтов членов неосект с их близкими, не входящими в секту: родителями, собственной семьей, друзьями, бывшими сослуживцами. Короче, со средой их, сектантов, «досектанского обитания».

Другое направление предполагало создание молодежных субкультур с признаками неосект и элементами «бунтарства». Разрабатывались методы популяризации различных молодежных течений и управления ими. Изучались различные субкультурные группы: музыкальные фанаты, футбольные болельщики. Проводились эксперименты внутри субкультур: в толпу запускались различные импульсы, дающие на выходе различные реакции. Исследовалась вся цепочка — от импульса до финальной реакции. Например: выходка рок-музыкантов на концерте — неистовство рокеров — погром, устроенный рокерами после концерта. Выявлялись импульсы, на которые толпа выдавала наиболее сильную реакцию. Изучалось продвижение импульса в среде: как ослабить или еще больше усилить реакцию толпы на запущенный импульс; какие методы можно применить, чтобы добиться от толпы нехарактерной реакции на импульс. И так далее.

Третье направление было нацелено на создание экстремистских молодежных политических течений и организаций, обладающих различными характеристиками неосект и субкультур.

Четвертое направление изучало «точки напряженности» в среде носителей ценностей противника:

- содержание конфликта поколений;

- исторически сложившиеся региональные и национальные точки напряженности;

- слабые места организации жизни общества противника;

характеристики молодежи противника в ее отношениях с окружающей социальной средой (портреты). Например, «портрет» социализированного молодого человека в обществе противника, «портрет» асоциального молодого человека, «портреты» молодых людей с различными степенями социализации. Изучались формы отношений между этими «портретами», а также среды, в которых они взаимодействуют. Осуществлялся поиск и изучение сред, где асоциальный тип начинает развиваться и влиять на социализированный тип и подавлять его либо видоизменять, вплоть до перехода из состояния социализированного — в асоциальное.

В следующей статье мы завершим краткий экскурс в историю американских разработок по воздействию на большие человеческие массы. А также поговорим об аналогичных разработках, осуществлявшихся на территории СССР, — в частности, на Украине, — и об использовании этих разработок уже в постсоветское время.

предыдущая стать я цикла:
«Кто не скачет, тот москаль!»

источник:
статья Анны Кудиновой, Егора Горшкова и Валерия Цикунова «Кто не скачет, тот москаль!» - 2
опубликована в газете "Суть времени" в №101 от 29 октября 2014 г.


Tags: Украина, информационно-психологическая война, майдан

Recent Posts from This Journal

  • Фотоувеличение бытия

    Вчера на нашем киноклубе мы посмотрели фильм Микеланджио Антониони "Фотоувеличение". Погрузились в атмосферу Лондона 60-х годов прошлого века,…

  • «Массовые действа» в СССР

    При словах «массовое действо в СССР» многим, скорее всего, придут в голову демонстрации, которые устраивались по всей стране на 7 ноября и 1…

  • Герман Гессе - писатель и философ

    Творчество Гессе условно можно разделить на два периода – до и после Первой Мирово войны. Произведения первого периода, безусловно, полны…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment