invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Польские гипотезы происхождения славян - II


Карта из книги Мачея Стрыйковского

Мосохова гипотеза представляется более выгодной для обоснования собирания славянских земель под державой московского царя, чем Сарматская, поскольку указывает на московское происхождение всех славян и, следовательно, на главенствующую роль Москвы в славянской семье народов. Именно она и была принята на вооружение Московским царством и Российской империей.


Продолжаем знакомиться с польскими этногенетическими гипотезами происхождения славян. В предыдущей статье были рассмотрены гипотезы Матвея Меховского и Яна Дуглоша. Сегодня познакомимся с теориями Мартина Кромера, Сигизмунда Герберштейна, Мартина Бельского и Мачея Стрыйковского

Мартин Кромер

Мартин Кромер (1512–1589) в трактате «О происхождении и деяниях поляков» (1555 год) продолжает развивать сарматскую гипотезу происхождения русских. Однако, в отличие от Длугоша и Меховского, Кромер утверждает, что мосхи и русские — это один и тот же народ: «[Мосхи] не только подчинили себе всех князей того же языка и той же народности; остальные также народы русских, много крупнейшие, древнейшие и важнейшие, чем Мосхи в то время, а именно владимирцы, новгородцы, ярославцы, тверичи, можайцы, суздальцы, псковичи, рязанцы, северцы и другие, будучи все завоеванными, вошли в московское имя, притом, однако, так, что даже и теперь еще одинаково охотно признают имя русских. Так, некогда Киевский, а теперь Московский митрополит еще именуется митрополитом России, как другими, так и Константинопольским патриархом, и сам этот титул, как более значительный и почетный, чем Московии, употребляет. И сами также Московские князья не столько Москов, сколько всей России господство в своих написаниях, хотя и ложно, себе присваивают. Оттуда ясно, что имя москов не древнее и что они составляют часть Русских и некий один народ, не так давно изменивший свое название от крепости-города, который на громадные пространства земель отстоит от древней страны этих москов или мосхинов».

При этом Кромер называет Киев «столицей Русской империи».

Таким образом, у Кромера Сарматская гипотеза, выдвинутая Меховским, обретает законченные черты. Она становится не просто географическим указанием на территорию расселения русских, а именно этногенетической гипотезой. Однако Кромер, оставаясь в рамках Сарматской гипотезы, возводит происхождение сарматов (а значит, и русских) к ветхозаветному Асармоту/Сармате, потомку Сима, сына Ноя, — в отличие от Меховского, у которого славяне происходят от другого сына Ноя — Иафета. Хотя, отметим, возведение Меховским славян к Иафету никак с Сарматской гипотезой не связано (и, видимо, представляет заимствование из русских летописей).

Как мы видим, Кромер не использовал Мосохову гипотезу (о ней ниже) и не считал московитов каким-то особым древним племенем. А. Робинсон утверждает, что Кромер был знаком с данной гипотезой, однако относился к ней скептически.

Сигизмунд Герберштейн

Признание Кромером москов русскими — в отличие от его предшественников Яна Длугоша и Матвея Меховского — вероятно, обусловлено привлечением им в своих изысканиях «Записок о Московитских делах» (1549 г.), составленных австрийским дипломатом и путешественником, побывавшем в Московии, Сигизмундом Герберштейном (1486–1566 гг.).


Сигизмунд Герберштейн в шубе, пожалованной ему царем Василием III в 1517 г.

В своих «Записках» Герберштейн также указывает, что русские произошли от Иафета: «это народ славянский из племени Иафета». При этом Герберштейн отвергает роксоланскую теорию происхождения русских: «Многие полагают, что Руссия прозвалась от Роксолании через перемену звуков. Но московиты отвергают эти мнения, как несогласные с истиной, подтверждая тем, что их народ издревле назван Россея, т. е. народом рассеянным или разбросанным, на что указывает самое имя, потому что Россея, на языке руссов, значит рассеяние».

По Герберштейну московиты — это русские: «Из государей, которые ныне владеют Руссией, главный есть великий князь московский, который имеет под своей властью большую ее часть; второй — великий князь литовский, третий — король польский, который теперь правит и в Польше, и в Литве». Обратим внимание на то, что главным среди претендентов на Руссию Герберштейн называет Московского царя.

«Записки» Герберштейна после их издания были весьма популярны и оказали большое влияние на тогдашнюю историческую науку — как польскую, так и европейскую.

Мартин Бельский

Мартин Бельский (1495–1575 гг.) в своем труде «Хроника всего света» (1550 г.) отказывается от концепции «Чех, Рус и Лях», принятой Длугошем.


Мартин Бельский

Бельский пишет: «Откуда Русь имеет имя, об этом существуют различные людские мнения. Хотя наши старшие хронисты, как Длугош и Меховита [Меховский], и думают, что они названы так от Руса, брата или внука Леха, но этого не может быть ни в каком случае, так как Русь много старше <...>, чем наш предок Лех туда пришел. <...> Другие хотят вести ее название от местечка Руссы, которое находится недалеко от Новгорода в Москве, а иные от русых волос, с какими теперь более всего видишь руснаков. Другие ее также от Фет Русыма, потомка Хама, выводят, как Северин Доминиканец в Генеалогии Христа Господа, которая недавно вышла в Риме. А иные от князя Рос, которого встречаем у Езекииля в Священном Писании. Но самое верное — что от рассеяния, как я писал раньше, имеют имя, ибо этот народ так сильно распространился по свету, что наполнил собою великую часть Европы и Азии».

Как мы видим, по вопросу о происхождении русского имени мнения Бельского и Герберштейна (см. выше) совпадают. И это не случайно, ибо «Записки» австрийского путешественника были одним из важнейших материалов для исторических изысканий польских историков и хронистов, как правило, плохо знакомых с языком московитов.

Один из томов «Хроники всего света» Бельского выходит под названием «О народе Московском или русском», что само по себе уже указывает на то, что автор считает московитов русскими. Более того, Бельский разрабатывает москвоцентричную версию истории восточных славян. Он развивает тезис о происхождении русских от Иафета и утверждает, что «московский народ» ведет прямую родословную от Мезеха (Мосоха), младшего сына Иафета: «Мезех, от которого Москва и все словены».


Титульный лист книги Мартина Бельского «Хроника всего света»

Видимо, именно Бельским была впервые выдвинута Мосохова гипотеза. Однако некоторые современные исследователи указывают, что Бельский основывался на более ранней незавершенной рукописи Бернарда Ваповского (1456–1535 гг.), который еще в 80-х годах XV века якобы писал: «Поляки, чехи, болгары, словены и прочие русы происходят от Мосоха или Москвы, сына Иафетова, и вышли из краев Московских». Впрочем, версия о выдвижении именно Ваповским Мосоховой гипотезы до сих пор остается спорной, поскольку его рукопись не сохранилась. С ней работали Бельский и Кромер, однако неясно, где они заканчивают цитировать Ваповского, а где приводят собственные построения.

Не менее любопытно следующее рассуждение Бельского, приводимое им в книге «Польская хроника» (1564 г.): «Сама языковая общность наша с московитами явно свидетельствует, что мы происходим от одного народа и потому должны быть детьми от одного общего отца».

Кроме того, Мартин Бельский разделяет Русь на «Великую Русь», к которой он относит Московию, и «Малую Русь», к которой он относит все русские земли, оказавшиеся «под королевством Польским в Сарматии». В Киевских источниках такое разделение появится полвека спустя в «Полинодии» Захарии Копыстенского, которую мы обсудим ниже.

Причины явных русофильских тенденций в «Хронике» Бельского Д. Карнаухов усматривает в «антикатолической направленности как хроники в целом, так и концепции истории народов Восточной Европы».

Мачей Стрыйковский

Главным трудом Стрыйковского (1547–1593 гг.) стала «Хроника польская, литовская, жмудская и всея Руси» (1582 г.). Именно Стрыйковский, как показывает А. Робинсон, впервые объединил Мосохову и Сарматскую гипотезы, подчинив вторую из них первой.

Сначала Стрыйковский утверждает происхождение сарматов от Асармота, потомка Сима, сына Ноя: «Асармот, сын Иоктана, внук Евара, правнук Салы, пращур Арфаксада, который был сыном Сима, основал и размножил великие и обширные народы Асармотов (Asarmoty), названные от своего имени, которых потом с течением и сменой времен различные историки именовали Сарматами. И под этим именем у историков объединены некоторые скифские народы и все наши предки: Москва, Поляки, Русаки, Поморяне, Волынцы, Литва, Жмудь и т.д».

А следом Стрыйковский вводит Мосохову гипотезу: «Мосох или Мешех, что с еврейского на латинский переводится extendens, по-польски wyciagajcy i rosciagajcy (Вытягивающий и Растягивающий), названный, как излагает Тилеманн Стелла, либо от натягивания лука, либо от расширения и удлинения границ, был шестым сыном Иафета, внуком Ноя. Mosoch, extendens, attrahens, prolongans, vallans, vel saepiens (Растягивающий, продлевающий, притягивающий, оттягивающий либо ограждающий). Он и есть отец и патриарх всех народов Московских, Русских, Польских, Волынских, Чешских, Мазовецких, Болгарских, Сербских, Хорватских и всех, сколько их есть, народов славянского языка и происхождения».


Страница из книги Мачея Стрыйковского

Отметим, что помимо того, что именно Стрыйковский среди польских авторов наиболее последовательно простроил Мосохову гипотезу и связал ее с Сарматской гипотезой, он также дал наиболее полное доказательство наследования киевского престола Московскими царями. На возникающий закономерный вопрос: зачем это было нужно польскому историку? — у нас нет окончательного ответа. Однако, известно, что Стрыйковский был первым историографом Великого княжества Литовского. На основании этого можно предположить, что он выполнял заказ определенных элит Литовского княжества, обеспокоенных засилием поляков (особенно после Люблинской унии 1569 года, фактически подчинившей Великое княжество Литовское Польскому королевству), и стремившихся уравновесить это засилие московским влиянием.

Такое предположение о мотивах Стрыйковского не является нашим «ноу-хау». Так, А. Робинсон считает, что Стрыйковский стремился «создать впечатление всемирного признания Московского государства от Мосоха», и приходит к выводу, что созданная Стрыйковским генеалогия Московского государства представляла Россию «крупнейшей и славнейшей славянской державой, населенной самым многочисленным и могущественным среди славян московским народом, а также наиболее славной по своему происхождению».

Очевидно, что Мосохова гипотеза представляется более выгодной для обоснования собирания славянских земель под державой московского царя, чем Сарматская, поскольку указывает на московское происхождение всех славян и, следовательно, на главенствующую роль Москвы в славянской семье народов. Именно она и была принята на вооружение Московским царством и Российской империей.

в следующей статье о переосмысление польских гипотез славянства русскими политическими историками

источник:
статья Андрея Берсенева Польские этногенетические гипотезы происхождения славян и концепты этнополитического доминирования в ареале славянства
опубликована в газете "Суть времени" в №145 от 16 сентября 2015 г.

http://invirostov.livejournal.com/206920.html
Tags: Польша, история, концептуальная война, славяне

Recent Posts from This Journal

  • Фотоувеличение бытия

    Вчера на нашем киноклубе мы посмотрели фильм Микеланджио Антониони "Фотоувеличение". Погрузились в атмосферу Лондона 60-х годов прошлого века,…

  • «Массовые действа» в СССР

    При словах «массовое действо в СССР» многим, скорее всего, придут в голову демонстрации, которые устраивались по всей стране на 7 ноября и 1…

  • Герман Гессе - писатель и философ

    Творчество Гессе условно можно разделить на два периода – до и после Первой Мирово войны. Произведения первого периода, безусловно, полны…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments