invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Киевский майдан - 2014: технологии



После развала СССР и обретения Украиной «незалежности» вся сфера смыслообразования в стране была практически полностью отдана на откуп «западенской» элите. Эта элита получила под свой контроль среднее и высшее образование, культуру, науку, большинство СМИ, книгоиздание. И — начала внедрять в массовое сознание всей Украины соответствующий «исторический миф украинства».


Корни этого мифа — в русофобской мифологии польских авторов XVIII — XIX веков — Яна Потоцкого, Тадеуша Чацкого, Францишека Духинского и т. д., которым и наследовали Николай Костомаров, Михаил Грушевский и т. д. Именно оттуда идут сказки о легендарных древних племенах «укров», о великолепной и исключительно эффективной «козацкой демократии», предшествовавшей становлению демократических институтов в Европе, об особом древнем украинском языке (его в действительности создавал в середине XIX века Пантелеймон Кулиш и «дооформляли» специалисты из австрийского Генштаба), об «арийском первородстве» украинцев в Европе, а также о принципиальном этническом, цивилизационном и антропологическом превосходстве украинцев над «москалями». И оттуда же идут сказки об этих самых «клятых москалях», которые веками угнетали и губили великую украинскую цивилизацию.









Все эти сказки были концептуализированы в 20-х годах ХХ века бандеровскими предтечами современных западенцев, а после развала СССР были «вынуты из запасников», осовременены и переконструированы заново при активной поддержке бандеровской (прежде всего, американской и канадской) эмиграции. Причем ключевые концептуальные компоненты этого мифа конструировались в точности по рекомендациям «теоретика элит» Жоржа Сореля, которые мы обсуждали ранее:

- исторические свершения и величие нации;
- мифологизированное желанное будущее, в котором нация достигнет цели, восстановив это величие;
- список «злых сил», которые мешают нации идти к великой цели;
- необходимость «творческого насилия» как механизма движения к цели.
А в практике оформления и внедрения этого мифа в массы «западенцы» откровенно шли по пути, проложенному фашистами Муссолини и нацистами Гитлера.

Это было так потому, что западенские идеологи почти буквально копировали структуру своего мифа у Муссолини, Джентиле, Д’Аннунцио, Меллера ван ден Брука. Так, например, поступал в середине 20-х годов ХХ века один из главных концептуальных предтеч «бандеровщины» Дмитро Донцов в своем основном «теоретическом» труде «Интегральный национализм».

И это было так потому, что западенские «практики», сегодня ставшие «героями Украины», — Бандера, Шухевич и ряд других — что называется, «чисто конкретно» учились сначала в спецслужбах муссолиниевской Италии, а затем в гитлеровской разведке.

Бандеровский мифологический «концептуальный багаж» уже с начала 90-х годов ХХ века начал широким потоком вываливаться на всё украинское население, и прежде всего — на молодое поколение. Этой мифологией оказалась пропитана художественная, научная, учебная и популярная литература, эту мифологию сдавали на экзаменах школьники и студенты, эта мифология внедрялась украиноязычной бумажной и электронной прессой, эту мифологию пропагандировали «новые украинские» театр и кино.

Альтернативную точку зрения даже на Восточной Украине нужно было «добывать» на фоне тотальной мифологизированной пропаганды. Противостоять сконструированной официальной украинской мифоистории можно было фактически лишь за счет семейного воспитания (прежде всего в русских и русскоязычных семьях, где это оказывалось возможно), да за счет влияния русской прессы и русского телевидения. Которые, надо честно сказать, никакой серьезной работы по разоблачению «украинизаторской» мифологии не вели.

Так на Украине формировалось уже почти полтора молодых поколения, достаточно глубоко погруженных в воинственно-враждебный России и русским миф. Рассматривая проблему в концептуальной терминологии управления «мягкой силой» по Джозефу Наю, приходится признать, что очень существенную часть украинского (в особенности молодого) населения научили «хотеть того, чего хотят бандеровцы».

Потому в ситуации провоцирования майданного противостояния достаточно большие украинские массы оказалось нетрудно эмоционально заразить духом «войны с предательской омоскаленной властью». Причем делалось это, опять-таки, с опорой на исследования психологии толп, которые более века назад провел еще один теоретик-концептуалист элит Гюстав Лебон, и с учетом опыта Муссолини и Гитлера.

Нерассуждающий коллективизм толпы, зараженной единым духом сопротивления власти и готовности к «творческому насилию», создавался совсем даже не рядовыми психологами, управлявшими сценарием «шоу» на сцене Майдана и трансляцией «майданного действа» по телевидению. На «раскачку» этой толпы активно и согласованно работали почти все украинские СМИ (заметим, за последнее 20-летие пропустившие большинство своих кадров через «курсы повышения квалификации» в США, Великобритании и других странах Запада) и практически вся западная электронная и бумажная пресса.

Подчеркнем, что, судя по данным очевидцев, управление толпой было вполне адресным. Ту ее часть, которая была психологически не готова к боевым действиям, «окучивали» в технологии «ненасильственного сопротивления» по Джину Шарпу: «Стоять, держаться, нас должно быть много, они не посмеют нападать на мирных безоружных людей!» А другой частью, готовой на силовой контакт с внутренними войсками и «Беркутом», управляли — опять-таки, вполне профессионально — в режиме действий боевиков Хаким-Бея в городской герилье «временных автономных зон», о которых мы также говорили ранее.

В результате кажущийся майданный и околомайданный хаос был вполне сознательно и целеустремленно управляемым — по Стивену Манну. Многочисленные «странные» околомайданные провокации, последовательно разогревавшие толпу, которые мы отмечали в наших газетных аналитических мониторингах, оказываются наиболее четким свидетельством управления этим хаосом.

О проявлениях именно концептуальной войны в ходе нынешней украинской «банановой революции» можно писать много.

Это и постмодернистские симулякры реальности в виде майданных слухов о зверствах «Беркута» или начале «русского геноцида украинцев» в Крыму, которые затем переполняют украинские и мировые СМИ.

Это и методы постмодернистского «децентрирования», при помощи которых массовое сознание уводится от главных событий вроде массового использования боевиками Майдана мощного огнестрельного оружия — в россыпь отвлекающих слухов-сенсаций. Вроде якобы массово похищенных активистов «Автомайдана», или якобы прибывших на подмогу «Беркуту» отрядов русского спецназа, или якобы снайперского обстрела сцены Майдана (с предъявлением царапины на щеке г-на Турчинова).

Это, наконец, тот самый постмодернистский разгул «двойных стандартов», о котором говорилось выше. Когда в пользу «майданутых толп» и их политических «окормителей» право и конституция подменяются интерпретациями «справедливости», а затем — опять-таки в пользу «майданутых» — от России требуют неукоснительно правовых действий без оглядки на какую-то там «справедливость».

Полную историю концептуальной войны на нынешней Украине писать рано: она в самом разгаре и явно далека от завершения. Но уже можно и нужно делать из нее актуальные выводы.

Параллельные нашим сутевским марш и митинг белоленточников на Сахарова, не стихающий белоленточный вой в СМИ, а также всё более угрожающая риторика Запада — показывают, что уже очень скоро возможны попытки организовать Майданы в Москве или/и в крупных региональных центрах России. Причем, поскольку в России (и в Москве) пока нет таких зараженных антивластной накаленной мифологией активных масс, которые налицо на Украине, методы вероятного «Московского Майдана» должны быть и более изощренными, и еще более циничными и свирепыми. Это касается всех ракурсов войны против России, которые мы обсуждаем, — от метафизики до идеологии и от культуры до сепаратизма.

К этому необходимо готовиться. То есть продумывать и искать адекватные — и очень сильные — противоядия возможных «майданным» и околомайданным действиям наших врагов. И быть метафизически, концептуально, физически, технологически, психологически и т. д. способными эти противоядия применить.

источник:
статья Юрия Бялого
Как это делается
опубликована в газете "Суть времени" в №70 от 26 марта 2014 г.

предыдущие статьи цикла:
Оправдание "банановых революций"
Киевский Майдан 2014: звено в цепи "банановых революций"


Tags: Украина, бандеровцы, концептуальная война, майдан, нацизм, постмодерн
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments