invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

Человек, Космос и Поэзия



12 апреля 1961 года. Человек впервые полетел в космос. Как давно это было!
Тогда, 55 лет назад люди по-настоящему были вдохновлены покорением Космоса.
А сегодня? Понимаем ли мы сегодня всё величие этого события?
Давайте вспомним, как это было. Вспоминать будем не по сухим строчкам из учебников или энциклопедий, а по поэтическим строкам.


Cамый первый
Константин Симонов


Рассвет. Еще не знаем ничего.
Обычные «Последние известия»...
А он уже летит через созвездия.
Земля проснется с именем его.
«Широка страна моя родная...»
Знакомый голос первых позывных.
Мы наши сводки начинали с них,
И я недаром это вспоминаю.

Не попросив подмог ни у кого,
Сама восстав из пепла войн и праха,
Моя страна, не знающая страха,
Шлет ныне в космос сына своего.

Мы помним все. Ничто не позабыто.
Но мы за мир; всерьез! для всех! навек!
И, выведен на мирную орбиту,
С природой в бой идет наш человек.

Волненье бьет, как молоток по нервам;
Не каждому такое по плечу:
Встать и пойти в атаку, самым первым!
Искать других сравнений не хочу.

1961



Юрий Гагарин

Полет
Ольга Берггольц


Утро. Больше половины века.
Над землёй – притихший звёздный кров.
К звёздам отправляют человека.
Человек вернулся. Жив-здоров. Мы глядим, робея. Неужели
Он – как мы,
А мы – под стать ему?
Неужели ж это мы летели.
Сквозь десятки зорь,
И стран,
И тьму?
Это мы – вся плоть и кровь народа,
Наш Семнадцатый крылатый год.
Это все четыре года
Продолжается его полёт.
И сегодня за чертой вселенской
Побывал, вернувшись на ночлег,
На родную Землю, наш смоленский,
Наш родной,
Наш звездный человек.

1961



Когда пустыни, океаны, горы...
Яков Хелемский


Когда пустыни, океаны, горы
Он обозреть одновременно мог,
Когда глядел он потрясённым взором
И совершал стремительный виток, –
Не только точной оптикой на плёнке
Он закрепил всесветный окоём:
Художник проницательный и тонкий
На тех высотах пробудился в нём.

Когда в голубоватом ореоле
Планета, убедительно кругла,
Таинственно светясь на чёрном поле,
Затмив созвездья яркие, плыла, –

Он вместе с нею беспредельно вырос
И, заполняя вахтенный журнал,
В себя вобрал всё многоцветье мира
И кисть в земные краски окунал.

И стали в ту минуту достижимы
Для мастера все дали, все дела.
Сама Земля холстом ему служила,
Вселенная подрамником была.

1961





Памяти Гагарина
Александр Твардовский


Ах, этот день двенадцатый апреля,
Как он пронесся по людским сердцам!
Казалось, мир невольно стал добрее,
Своей победой потрясенный сам.
Какой гремел он музыкой вселенской,
Тот праздник, в пестром пламени знамен,
Когда безвестный сын земли смоленской
Землей-планетой был усыновлен.

Жилец Земли, геройский этот малый
В космической посудине своей
По круговой, вовеки небывалой,
В пучинах неба вымахнул над ней...

В тот день она как будто меньше стала,
Но стала людям, может быть, родней.

Ах, этот день, невольно или вольно
Рождавший мысль, что за чертой такой
На маленькой Земле зачем же войны,
Зачем же все, что терпит род людской?

Ты знал ли сам, из той глухой Вселенной
Земных своих достигнув берегов,
Какую весть, какой залог бесценный
Доставил нам из будущих веков?

Почуял ли в том праздничном угаре,
Что, сын Земли, ты у нее в гостях,
Что ты тот самый, но другой Гагарин,
Чье имя у потомков на устах?

Нет, не родня российской громкой знати,
При княжеской фамилии своей,
Родился он в простой крестьянской хате
И, может, не слыхал про тех князей.

Фамилия ни в честь она, ни в почесть,
И при любой — обычная судьба:
Подрос в семье, отбегал хлеботочец,
А там и время на свои хлеба.

А там и самому ходить в кормильцах,
И не гадали ни отец, ни мать,
Что те князья у них в однофамильцах
За честь почтут хотя бы состоять;

Что сын родной, безгласных зон разведчик,
Там, на переднем космоса краю,
Всемирной славой, первенством навечным
Сам озаглавит молодость свою.

И неизменен жребий величавый,
На нем горит печать грядущих дней.
Что может смерть с такой поделать славой?
Такая даже неподсудна ей.

Она не блекнет за последней гранью,
Та слава, что на жизненном пути
Не меньшее, чем подвиг, испытанье,
Дай бог еще его перенести.

Все так, все так. Но где во мгле забвенной
Вдруг канул ты, нам не подав вестей,
Не тот, венчанный славою нетленной,
А просто человек среди людей;

Тот свойский парень, озорной и милый,
Лихой и дельный, с сердцем не скупым,
Кого еще до всякой славы было
За что любить,— недаром был любим.

Ни полуслова, ни рукопожатья,
Ни глаз его с бедовым огоньком
Под сдвинутым чуть набок козырьком...
Ах, этот день с апрельской благодатью!
Цветет ветла в кустах над речкой Гжатью,
Где он мальчонкой лазал босиком...

1968



Анатолий Щербаков
Космодром

(Отрывок из хроники звёздных дней «Байконур, XX век»)

Всем, кто осваивал и осваивает
Вселенную, — в космосе и на земле

Темнеет даль. Трещат в степи цикады.
Вдвоём с дублёром космонавт Титов.
Друзья, врачи, специалисты рады –
В полёт Титов отправиться готов!

Уйти бы в степь на час!
Роса, как бисер,
Сверкает там,
И пахнет чабрецом,
Пока в бездонной межпланетной выси
Луна к Земле повёрнута лицом.

Наступит миг: ручьями взбухнут вены…
И Человек Земле промолвит:
«Жди!»
И станут пить
Радарные антенны
Радиоволн ревущие дожди.

Захлёбываться будут телетайпы.
В платок украдкой
Плакать будет мать…
А батя скажет:
«Мать, гляди! Летает!
Я знал, он будет высоко летать!»

Не раз, не два ракету проверяем,
На стапелях, как в космосе, руля;
Жизнь космонавта бережно вверяем
Огнеупорным створкам корабля.

Пуск!.. Бурый дым и терпкий запах гари!
Слепящий всплеск объял сплетенье рей.
Зажглась малютка звёздочка в радаре
И по экрану поплыла быстрей.

И стало тихо! Стало очень тихо…
Как будто всё
Замолкло на Земле.
Лишь метроном в тиши громово тикал.
И так же громко щёлкали реле.

А час спустя на площади столичной
Слова звучали, радостью пьяня:
«Земля! Земля!..
Я слышу вас отлично!
Земля! Земля!..
Как слышите меня?»

А мать-Земля была как будто рядом
На всём внезапном внеземном пути
И космонавта провожала взглядом,
Шепча: «Лети, мой звёздный сын! Лети!..»

1962



Слева направо, по порядку космических полётов: Юрий Гагарин, Герман Титов, Андриян Николаев, Павел Попович, Валерий Быковский, Валентина Терешкова, Константин Феоктистов, Владимир Комаров, Борис Егоров, Павел Беляев, Алексей Леонов


А вот стихотворение о четвёртом космонавте СССР - Павле Поповиче

Как стало звёздно людям!
Леонид Вышеславский


Над полем зной плывёт в полдневном звоне,
И хлебороб у мира на виду
Вновь растирает колос на ладони,
И звёзды яблок светятся в саду.
И снова, полон силы дерзновенной
И беспредельным мужеством богат,
Вслед за тремя Колумбами Вселенной
Сейчас летит четвёртый звёздный брат.

Так утверждаем счастье мы, земляне.
Налился колос в солнечном тепле,
Пылит полынь и маки на поляне
Светлей, чем угли в стынущей золе…

Как стало людно в звёздном океане!
Как стало звёздно людям на Земле!

1962



слева направо: Юрий Гагарин, Павел Попович, Герман Титов, Андриан Николаев

А это стихотворение Юлии Друниной посвящено первой женщине-космонавту Валентине Терешковой

Небесная сестра
Юлия Друнина


Пусть теперь ты в шлеме, не в ушанке.
Всё равно, родная, это ты.
Под прозрачным шлемом марсианки
Узнаю знакомые черты.
Из времён войны, из Далека
Ты вернулась, наша запевала, –
Та, что пулемётом прикрывала
Отступленье нашего полка.

Но у чуда нет земной прописки,
Не воскреснут павшие в бою:
На солдатском строгом обелиске
Я прочла фамилию твою…

Это так. И всё же ты воскресла,
В облике ином вернулась ты:
Космонавта сказочное кресло,
Под скафандром светлые черты.

Ты была военною сестрою,
Ты теперь – небесная сестра.
Валентина, помаши рукою
Фронтовым подругам у костра.

Помаши рукою через годы,
Протяни им руки через смерть –
Это девушки твоей породы,
Им бы тоже к звёздам полететь...

1963



Валентина Терешкова

И ещё стихотворение о Валентине Терешковой:

Звёздная сестра
Фазиль Искандер


Мир, новой вестью потрясённый,
Услышал вдруг над головой,
Как юный ангел в шлемофоне
Летит над грешною Землёй.
И с просветлённостью во взорах –
Ты, суета сует, замри! –
Мы ловим крыльев мягкий шорох
Во всех приёмниках Земли.
И примеряется завистник,
Поверив в новую звезду,
И даже женоненавистник
Меняет взгляды на ходу.
За нами в космосе открытье.
Мужчинам слава! Но притом,
Как в холостяцком общежитье,
Уюта не хватало в нём.
Подобьем огненного клина
На тысячи вселенских миль
Взлетела наша Валентина,
Взметнув космическую пыль.
Летит у космоса в объятьях
И с нами говорит порой
Среди пяти небесных братьев
Как бы единственной сестрой.

А мы, страны твоей поэты,
Прозрев грядущий ореол,
Гораздо раньше, чем ракета,
Мы возносили женский пол.
С улыбкою из дали дальней,
Сквозь годы бед и нищеты
Сам Пушкин пел первоначально
Твои небесные черты…

1963




Информация для ростовчан и гостей города: 12 апреля, в День Космонавтики, в Ростове откроется выставка детского рисунка «Мы – потомки Гагарина. Космическая эстафета».
Выставка будет проходить с 12 по 20 апреля в Ростовском доме творчества детей и молодежи (бывший Дворец пионеров, Садовая, 53-55). Открытие 12 апреля в 15.00. Вход свободный!
Группа в Контакте: Мы потомки Гагарина. Космическая эстафета-Ростов



Tags: 12апреля, Ростов, СССР, космос, поэзия, праздник, стихи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments