invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

От несвободы к свободе или больше памятников, хороших и разных

Оригинал взят у abcdn в От несвободы к свободе или больше памятников, хороших и разных

Когда я составлял обращение к общественности с призывом поддержать протест против установки памятника «The Beatles» в Ростове-на-Дону, культурные аспекты этой проблемы представлялись мне настолько самоочевидной вещью, что я упомянул о них лишь вскользь, сфокусировав основное внимание на не самом очевидном политическом подтексте. Изучив реакцию горожан, я убедился, что глубина понимания причин протеста очень разная и некоторые вопросы нуждаются в более развёрнутых пояснениях. Потому для начала напомню те тезисы, которые наиболее выпукло обозначились в ходе общественной дискуссии.


  • Что плохого в памятнике? Бесплатно для города, почему бы нет, кому он мешает?

  • «Битлз» такие хорошие! Они изменили музыкальную культуру. Ну за что?

  • Зачем вы тратите время на такие пустяки? Вам заняться нечем? У города есть реальные проблемы.

  • Это не «Битлз» развалили СССР!!!

  • Мы за «Битлз» и хотим памятник! Не нравится — проходите мимо, не смотрите.

  • Итак, по порядку.




    1. Что плохого в памятнике? Бесплатно для города, почему бы нет, кому он мешает?



    Вопрос показывает, что некоторые люди вообще слабо себе представляют смысл и роль памятников. Для них что грандиозный «Медный всадник», что монументальная «Тачанка», что мещанский «Торгуй праведно» — почти одно и то же, очередной истукан, рядом с которым можно назначить встречу, отметиться на торжество, на худой конец, потоптаться с транспарантами по какому-нибудь важному поводу.



    Но назначение памятников, в сущности, несколько глубже и рассматривать эту тему, как всегда в подобных случаях, стоит немного издалека.



    Дело в том, что человек — существо социальное, и ему присуща врождённая потребность идентификации себя через принадлежность к определённому коллективу, потребность объединяться вокруг той или иной идеи, общего образа мысли. Тяга к коллективному настолько велика, что почти каждый стремится как-то символически её обозначить: вот он вешает крест на шею, вот крепит значок к лацкану пиджака, вот отращивает волосы и дополняет свой гардероб металлическими цепочками, вот стрижётся наголо и обувается в военные ботинки, вот одевает пёстрый берет и полосатую майку, вот обматывает вокруг шеи разноцветный шарф, вот повязывает на руку ленточку, вот татуирует знаки на теле — эти примеры бесчисленны. Тем или иным способом человек заявляет о своих взглядах, интересах, отождествляя себя с некоторым сообществом.



    При нормальном положении дел выражением таких коллективных стремлений занимается государство. Это единственный субъект, который через свои институты способен сформулировать общенациональную сверхзадачу, сфокусировать сознание граждан на универсальных, общечеловеческих ценностях. Для этого оно формирует соответствующую культурную среду, выстраивает систему образования, организует массовые мероприятия, создаёт информационный фон и т. д. В традиционном обществе эту функцию (в числе прочих) выполняли монархия, церковь, дворянство, аристократия. В Советском Союзе этим занимались министерства культуры, просвещения, идеологические работники и т. д.



    Сегодня этим занимается кто попало, а любая попытка заговорить о том, что это не есть хорошо, вызывает обвинения в тоталитарном образе мысли, а особо впечатлительные начинают ёрзать на стуле, представляя себе тёмный коридор, кирзовые сапоги комиссаров и печатные машинки, выстукивающие «... без права переписки».



    Борцы за свободу и демократию могут выдохнуть. Благо, рабские времена унылого совка давно прошли, оставив позади весь ужас идеологической муштры, когда неокрепшие пионерские умы под угрозой остракизма заставляли денно и нощно зубрить кодекс строителя коммунизма и маршировать в галстуках. Сегодняшняя молодёжь мыслит свободно и одевается исключительно по своему вкусу, избавившись наконец от всех форм навязывания коллективного образа действий — никакого насилия, никаких шаблонов, никакой униформы. А если всё и не совсем так, то о чём же теперь тужить? За что боролись, на то и напоролись.



    Возвращаясь к нашей теме, в сущности, стремление объединяться — это самая естественная форма человеческого самовыражения. И даже убогая маркетинговая индустрия со всеми своими «креативными» находками понимает, что для эффективного развития организации сотрудникам нужна самоидентификация, нужен образ успешного коллектива, транслируемый во вне. В том числе для решения этой задачи создаётся корпоративный стиль, и любая уважающая себя крупная компания занимается разработкой корпоративной культуры и имеет для этих целей соответствующие подразделения и ответственных лиц.



    Но умы, озарённые сиянием либеральной мысли, каким-то непостижимым образом пришли к выводу, что то, что является нормой для любой корпорации, должно быть законодательно запрещено в государстве. Адепты нового религиозного учения «Торгуй праведно!» ловко объяснили общественности, что одеть пёстрый галстук, потому что ты вместе со своим дружным коллективом «впариваешь» согражданам потребительские кредиты, чтобы потом обобрать их до нитки, — это престижно, а если ты его надеваешь, потому что таким образом выражаешь причастность к строительству великой страны — это стыд, рабство и последствия идеологического давления. Когда плакаты вдоль улиц и проспектов призывали «Учиться! Учиться!...» — это была пропаганда и насилие над личностью. Когда вместо них зияет «Досуг для настоящих мужчин» в компании с недвусмысленной картинкой — это вдруг стало называться «свобода».



    Так государство, уступив место «невидимой руке рынка», было изгнано из своей законной сферы. Пока оно выполняло свои функции надлежащим образом, формулирование идеологической концепции на протяжении столетий (!) было его исключительной прерогативой. В этом сложном длительном процессе, растянутом на многие поколения, памятники являются хотя и не первичной, и не самой очевидной, но всё-таки очень значительной частью. Как маяки, они указывают путь строителям будущего, напоминая о мужестве, о героизме, о гениальности, о достижениях, о страданиях — обо всём том, что делает человека человеком, заставляет гордиться своей страной, помогает идентифицировать себя как личность, принадлежащую определённой культуре.



    Поднять планку культурных достижений, и следовательно, коллективную самоидентификацию на должную высоту может только государство, ибо ни у одного другого субъекта для этого нет ни ресурсов, ни соответствующей заинтересованности. И если оно самоустраняется из культурной жизни, то в ней образуется вакуум, естественные потребности в великом, героическом, объединяющем остаются невыраженными, ибо исчезают образы, которые должны были служить ориентирами. А поскольку «свято место пусто не бывает», то в эту сферу незамедлительно начинает вторгаться суррогат, подменяющий общечеловеческие ценности на коммерческий интерес и фальшивые идолы субкультурного менталитета. В общем случае это банальный потребительский инстинкт, подаваемый под разным соусом («мы против неравенства», «мы против глобализации», «мы против узурпаторов», «мы за свободу», «мы за мир» и т. д.). Формулировка в частных проявлениях отличается, но суть их всегда остаётся одна и та же — если очень утрированно, то: ничего не создавать, не работать, получать от жизни удовольствие.



    Было бы упрощением сказать, что субкультуры рождаются как реакция на ослабление позиций государства в социальной жизни — их зарождение это отдельная тема — но массовое распространение они получают не в последнюю очередь в силу данного обстоятельства. Так провоцируется бурный расцвет всевозможных молодёжных течений: хиппи, панков, готов, эммо и т. д. Как правило, эти группы вырабатывают свою примитивную доктрину, объединяющую людей уже не для решения какой-то сверхзадачи, не на базе общечеловеческих ценностей, а на упрощённых социальных установках и профанских лозунгах, доступных и понятных малообразованному сознанию, заряженному жаждой сладкой жизни: «секс, наркотики, рок-н-ролл», «занимайтесь любовью, а не войной» и т. д. — нет никакой нужды все их перечислять.



    Кто-нибудь может назвать хоть одну субкультуру, основой которой был бы труд? Уже один этот пример должен бы раскрыть всю паразитическую сущность сообществ, образовавшихся вокруг ложных ценностей.



    Теперь, осмыслив вышесказанное, должно быть понятно, что при нормальном отношении к вопросам культуры любой памятник, как символический образ всего высокого, к чему стремится человечество, должен противостоять субкультурам, а не обслуживать их.



    Если мы начнём воздвигать памятники молодёжным идолам, то дальше придётся сносить Пушкина и на его место ставить Майкла Джексона, а вместо Чехова — The Prodigy. Чем поколение 90-х хуже поколения 60-х? У него тоже есть свои кумиры, чьё творчество отмечено «музыкальными инновациями».



    Поэтому памятник, конечно, не обязательно должен воплощать национальных героев или выходцев из родных краёв, но он должен рассказывать людям о прекрасном, великом. В этом есть истинное назначение монументов и оно прямо противоположно той роли, которую будет играть предлагаемая скульптурная композиция, повествующая о том, как славно жили стиляги из Ливерпуля, развлекая толпы незатейливыми куплетами.



    Здесь мы подходим ко второму вопросу, о качестве произведённых Битлз музыкальных продуктов.



    2. Битлз такие хорошие! Они изменили музыкальную культуру. Ну за что?



    Метко выразился один из историков современной музыки Пьеро Скаруффи: «The Beatles не особенно интересная группа, вот их фанаты — это действительно феномен», — сравнивая последних с религиозными фундаменталистами по степени неприятия малейших попыток критически отзываться о своих кумирах. Где бы ни прозвучало название этого квартета, они начинают агрессивно требовать от окружающих совместного ему поклонения. И если такового добиться не удаётся, то степень их нахальства порой переходит всякие границы.


    Потому, прежде всего, те, кто при слове «Битлз» испытывает приступ ностальгии и лёгкое душевное волнение, должны бы успокоиться. Никто не отбирает у них право слушать такую музыку, какая им нравится. Это дело личного вкуса. Однако особенно нервическим натурам из числа фанатов четвёрки, читать нижеследующий текст не рекомендуется и они могут перейти сразу к третьему вопросу, потому что сейчас мы подходим к «рождению трагедии из духа музыки».



    Итак, было бы наивно полагать, что у квартета не найдётся поклонников и защитников. Более того, есть люди, которые считают их творчество прямо-таки «классикой на все времена». Но, как можно было убедиться из завязавшейся вокруг петиции дискуссии, далеко не все столь же восторженно оценивают высокоинтеллектуальное содержание песен «The Beatles», а также чарующую магию замысловато повторяющихся звуков в их композициях, равно как и привнесённую некоторыми из них оригинальную визуальную эстетику. Об эпатажных выходках и социальной позиции участников ансамбля вообще лучше умолчать.



    Среди эпитетов, которыми награждали обсуждаемый квартет противники памятника, подписывавшие петицию, «шайка наркоманов» — ещё не самый крепкий. Имеет ли такое обвинение реальное основание или оно преувеличено — нет никакой необходимости разбираться. Отталкивающих фактов в их биографии и без того предостаточно. Уже одно то обстоятельство, что имеет место столь диаметрально противоположная оценка творчества и жизненного пути исполнителей, должен был бы предостеречь организаторов проекта от опрометчивых публичных инициатив. Один из комментаторов написал, что он подписывает петицию потому, что, судя по скорости, с которой она набирает голоса, опасается осквернения монумента. Не хотелось бы, чтобы кому-либо приходило в голову подобное намерение — протесты нужно выражать цивилизованным образом — но даже то, что мысль об этом витает в воздухе, уже могло подсказать инициаторам, насколько идея со скульптурой неудачна. И поклонники этой группы должны бы понимать, что агрессивное навязывание своих частных вкусов окружающим — в том числе через установку памятников в общественных местах — это тупиковый путь, который не придаст значимости ни их кумирам, ни им самим.



    Уже сегодня «Битлз» для миллионов людей — это если и не совсем пустой звук, то уж точно не предмет для почитания — факт, который упорно не хотят замечать фанаты четвёрки, неспособные отделаться от музыкальной моды прошлого столетия. Пройдёт ещё пару десятилетий и «битломания», имевшая место в 60-х, будет рассматриваться не иначе, как временное всеобщее помешательство, к тому же очень сильно коммерчески окрашенное.



    Можно умиляться тому, как музыкальные критики, словно с конвейера, выдают восторженные рецензии. Их количество обычно прямо пропорционально сумме долларов, зарабатываемых на продаже музыкального продукта. В ход идут и прыгающие по хит-парадам названия композиций, и почётные титулы участников, и музыкальный анализ формы «произведений», состоящих из нескольких повторяющихся аккордов. Удивительно, но кто-то всё это принимает всерьёз.



    Барак Обама тоже является лауреатом Нобелевской премии мира. А некоторые писатели получили престижные литературные награды лишь за то, что обильно поливали грязью СССР и карикатурно изображали образ жизни советского человека. Внезапно обретший популярность женский вокально-инструментальный ансамбль в цветных балахонах, название которого даже произносить не хочется, на Западе сегодня преподносится как рупор свободомыслия и описывается некоторыми «музыкальными критиками» как образец новаторства и авангарда музыкальной жизни в России.



    Такова сегодняшняя реальность и истинная ценность многих «критиков» и «экспертов». Западная цивилизация диктует всему миру, что есть хорошо и что есть плохо. Естественно, для этих целей она имеет свою систему пропаганды и соответствующие инструменты.



    Поэтому то, что в былые времена «Битлз» «рукоплескали все континенты», не повод ставить данному коллективу памятник. Если бы культурная значимость оценивалось массовостью поклонников, то, к примеру, А.С.Пушкин был бы полным аутсайдером уже по той простой причине, что во времена, когда творил поэт, почти 90% населения страны были безграмотными и не могли даже прочесть его произведений; не говоря уже о том, что судьба Ленского — это последнее, что интересовало подавляющее большинство обитателей российской глубинки, обычно занятых несколько иными делами. Стенька Разин был куда более популярной в массах фигурой.



    Но, по счастью, вклад в мировую культуру определяется не количеством визжащих от восторга девиц, а подъёмом мысли, который следует за культурным феноменом.



    Следствия творчества «Битлз» и им подобных коллективов — или, во всяком случае, процессы, протекавшие в обществе параллельно с распространением обсуждаемой музыки — прямо противоположные: всплеск наркомании, возрастание социальных эксцессов, раскрепощение половых инстинктов, распространение сект, интеллектуальный упадок, обрушение музыкального вкуса, появление бесчисленных подражателей, не умеющих толком ни петь, ни играть, ни сочинять, но мечтающих о толпах поклонников или о славе вождей андеграунда.



    Вместе с массовой музыкой в культурное пространство хлынул поток образов, не выражающих ничего, кроме сиюминутных потребностей среднестатистического подростка.



    По сути, одновременно с «Битлз» началось нашествие на Европу и Америку эпидемии «гаражного рока». Не в том беда, что кто-то с друзьями в свободное время решил побренчать в своё удовольствие, но когда продукты подобного творчества стали массово выноситься на рынок и выставляться на продажу, то объём второсортной музыки в культурном пространстве возрос многократно. То, что до «Битлз» было стыдно даже предложить публике, после них стало на сцене почти нормой. Массовая музыка стала по-настоящему «массовой», бессодержательной, упрощённой, плоской — именно такой, какой её хотят слышать толпы, именно такой, на которой можно быстро и неплохо зарабатывать, иными словами, приобрела выраженный коммерческий оттенок.



    Были ли во всём этом виноваты «Битлз» или просто так совпало и они стали частью общей тенденции — не суть важно. Важно то, что «явление Битлз народу» не было, как некоторым хотелось бы представить, «музыкальной революцией». Это было логическое продолжение эпохи всеобщего музыкального декаданса, из которой мы не можем выйти до сих пор.



    Несмотря на всё это, некоторые продолжают уверять, что «Битлз» пели о любви, о добре, о мире, о справедливости, поэтому несли человечеству счастье и просветление. Да, действительно, многие исполнители поют глубокомысленные песни о добре. Не так, конечно, успешно, как британские коллеги по цеху, но, следуя предложенной логике, тоже ведущие нас в светлое будущее. А если кому-то оно не нравится, то кого же в том винить? Не тех ли, кто, наслушавшись «доброносных» ливерпульских аккордов, пару десятилетий спустя затребовал себе новых зрелищ и выпустил на эстраду весь тот разноцветный балаган, который теперь усердно делает нашу жизнь счастливой и беззаботной?



    Возвращаясь к основной теме вопроса, «Битлз» не имеют никакого отношения к музыкальной культуре в принципе, разве только в том смысле, что способствовали её разрушению. «Битлз» относятся к массовой музыкальной культуре, а это полная противоположность первой. Там, где начинаются толпы орущих фанатов, там всякая культура заканчивается. А поскольку «Битлз» эти толпы преследовали повсеместно, то и говорить о культуре можно только с приставкой «суб-».
    И это именно то, в чём повинна эта четвёрка — они стояли у истоков рождения очередной субкультуры. О социальной роли последних было сказано выше.



    3. Зачем вы тратите время на такие пустяки? Вам заняться нечем? У города есть реальные проблемы.



    Обычно в этом контексте также вспоминаются дороги, дураки, детские площадки, школы и другие злободневные проблемы затёртые популистские штампы, которые не имеют никакого отношения к реальному улучшению жизни. Не имеют по той простой причине, что все они являются следствиями. А причины лежат в ментальной сфере, в сфере мировоззрения, идеологии — там, где формируется система ценностей. Любому должно быть очевидно, что бороться со следствиями, не устранив причину, бессмысленно. Но кто-то продолжает наивно полагать, что люди, родившиеся, выросшие и сформировавшиеся в системе, где главной ценностью является присво зарабатывание денег, вдруг массово начнут заботиться об общественном быте.



    Идеология — первична. Поэтому сначала правильные образы — потом правильные формы жизни. И никогда не бывает наоборот.



    Кто-то считает, что мы преувеличиваем, когда выражаем свои опасения по поводу того, что скоро нас захлестнут сомнительные бронзовые персонажи, и настаивает, что подобного «не было». Ну, как тут не вспомнить Виктора Степановича: «Никогда такого не былои вот опять!» Видимо, эти наблюдательные граждане лишь недавно вышли из анабиоза, и потому ещё не успели заметить тех изменений, которые волной накрыли постсоветское культурное пространство.



    Вторжение субкультур и дешёвого коммерческого ширпотреба в культурную среду сегодня уже повсеместно. Мы не говорим об угрозе чего-то надвигающегося, а о факте, уже свершившемся. Уже наступило время, когда люди с деньгами, но с полным отсутствием понимания общенациональных задач, посягают на сферу, традиционно принадлежавшую государству, навязывая обществу свои узкие представления и вкусы в качестве универсальных ценностей.



    Капитал назойливо диктует культурный фон, кромсая старинную архитектуру, выгрызая парки, сметая остатки исторического наследия. Что стало с кинотеатром «Плевен»? Вспомнит ли кто сегодня, что изображали скульптуры на его стенах и где они теперь? Видимо, там же, где и болгаро-советская дружба — символизм. Что стало с кинотеатром «Россия»? Один фасад. Впрочем, это тоже символично.




    Когда правительство бесконтрольно печатает деньги — они обесцениваются. Когда штампуются памятники кому и чему попало — происходит ровно то же самое.



    Здесь нужно оговориться, что, хотя символический смысл есть у любого памятника, безусловно, не каждый резной столб в детской песочнице или декоративная скульптура несут выраженную идеологическую нагрузку. Никто не против здорового юмора и местного колорита. Потому любители дедов щукарей, чижиков пыжиков, паниковских, джентльменов удачи и прочей экзотики могут спать спокойно: подобные фигуры не представляют никакой проблемы. Но памятник «Битлз» в центре города-миллионника — это более, чем выпуклый идеологический жест. Он не может не иметь идейного содержания.



    Осмыслим ещё раз символизм, который несёт предполагаемая скульптурная композиция. Пересечение ул. Пушкинская — пр. Соколова, 250 метров в одну сторону — памятник А.С.Пушкину, 250 метров в другую сторону — памятник А.П.Чехову.
    Знатная получается компания! Три столпа русской культуры: «Пушкин — Битлз — Чехов».
    Естественно, став в один ряд с двумя просветителями, «средний» памятник должен либо вознести значение «Битлз» в нашей жизни до уровня Пушкина и Чехова, либо девальвировать значение последних до уровня ливерпульского квартета. Разумеется, первое невозможно, поэтому произойдёт второе.
    Вполне понятно, что для тех, кто не держал в руках произведения ни одного, ни другого литератора, большой беды в таком положении нет. Но, к счастью, пока ещё немало тех, кто понимают, что сделали эти люди для русской культуры и чего для нас никогда не сделают «Битлз».



    Тем не менее, есть индивиды, которые не стесняются взвешивать эти имена на одной чаше весов, аргументируя столь космополитическую позицию тем, что, дескать, в Вашингтоне есть памятник Пушкину, почему бы не ответить дружеским культурным жестом в адрес заокеанских друзей. Ну что же, воспитанное на телепузиках поколение «ололо» тоже имеет своё мнение. Можно выслушать и их. Но комментировать это не хочется, потому что всё это уже сильно напоминает «мадонноведение» и другие курьёзы новаторского западного образования.



    Если бы поклонники «Битлз» договорились об установке памятника с администрацией какого-нибудь торгового центра, павильона, клуба — любого приватного объекта, проблемы бы не существовало. Но когда в подобную затею вовлекается целый ряд государственных учреждений и со всей серьёзностью на уровне министерств и городской Администрации обсуждаются достоинства композиции, то вопрос выходит далеко за рамки частных интересов.



    Государство, которое устанавливает памятники ложным героям, разрушает само себя. Казалось бы, после событий на Украине говорить о подобных вещах излишнее. Демонтаж советского наследия и постепенная замена его на «европейские ценности» закончились тем, что крепкие ребята оделись в камуфляжные костюмы и, заявив, что они теперь поведут страну в Европу, несогласным предложили «Грады», «Смерчи» и гаубицы Д-30 в качестве аргументов.



    Неужели такие примеры ничему не учат? Подмена ценностей плохо заканчивается.



    Если всё вышесказанное понято правильно, то вопрос «кому мешает памятник?» вообще не должен возникать. Установка памятника «Битлз» на улицах Ростова-на-Дону — осознают это организаторы или нет — это часть политики последовательного размывания русского менталитета и уничтожения национальной идентичности. Это дезориентация граждан, это пропаганда ложных ценностей, это акт вандализма над русской культурой. Этого более, чем достаточно, чтобы не проходить мимо и заявить свой протест.



    И то, что мы делаем, гораздо важнее борьбы с дорожными ямами и отсутствующими светофорами.



    4. Это не «Битлз» развалили СССР!!!



    Строго говоря, в такой формулировке вопрос вообще не стоял. Распад любого государства — это слишком сложный процесс, чтобы можно было говорить о нём в подобных терминах. Он включает в себя экономические, политические, социальные, культурные и другие составляющие. И между утверждениями «“Битлз” участвовали в культурной трансформации» и «Битлз развалили СССР» всё-таки есть определённая разница. Можно допустить, что после 25-ти лет отсутствия в стране нормального образования некоторым людям она не вполне очевидна, но в таком случае им лучше вообще воздержаться от участия в данной полемике.



    Именно пункт про развал СССР вызвал особо острый когнитивный диссонанс в некоторых кругах. Но это очень сложно исправить. Если за прошедшие шестьдесят с лишним лет кто-то не заметил, каким образом буржуазный мир расширял своё влияние, то это можно объяснить только тем, что человек либо вообще никогда не думал над этой темой, либо имеет настолько узкий кругозор, что ему даже не стоит утруждать себя подобными вопросами.



    Распространение массовой культуры — основная форма экспансии западной цивилизации со времён создания ядерного оружия. «Битлз», как крупный феномен массовой культуры, не могут быть изъяты из этого процесса. И всплеск культа потребления в послевоенном мире нет необходимости объяснять ни конспирологическими выкладками, ни теорией заговора в целом. Это, во-первых, тема многих социологических исследований (причём, в Америке и Европе таковых даже больше, чем у нас), а во-вторых, об этом открыто говорят сами идеологи западной системы.



    Дадим слово С.Бжезинскому: «Культурное превосходство является недооцененным аспектом американской глобальной мощи. Что бы ни думали некоторые о своих эстетических ценностях, американская массовая культура излучает магнитное притяжение, особенно для молодежи во всем мире. Ее привлекательность, вероятно, берет свое начало в жизнелюбивом качестве жизни, которое она проповедует, но ее притягательность во всем мире неоспорима. Американские телевизионные программы и фильмы занимают почти три четверти мирового рынка. Американская популярная музыка также занимает господствующее положение, и увлечениям американцев, привычкам в еде и даже одежде все больше подражают во всем мире».


    Действительно, приходится признать, что «культурное превосходство» западного мира, конечно, сильно потеснило «эстетические ценности» таких варварских народов, как русский. И, как было сказано выше, по изменившемуся облику наших улиц это более, чем заметно. Для сознаний, падких на глянцевую этикетку, вездесущий голый зад и гламурные плакатики оказались привлекательнее соцреализма унылого совка.


    Но всё дело в том, что ход развития человечества определяют не толпы недоучек, для которых словесный обмен Бивиса и Батхеда служит интеллектуальной пищей на каждый день, а мыслители и творцы. И последних русская цивилизация родила и рождает немало.


    Потому «американская глобальная мощь», построенная на шелестящих фантиках и зелёной макулатуре, на поверку окажется колоссом на глиняных ногах, а хитроумные идеологи будут преданы забвению вместе со своими надменными доктринами.


    Что же до развала СССР, так давайте послушаем мэтров новой российской журналистики, которые весьма откровенно называют вещи своими именами: «Нам не давали хорошей музыки — и мы свалили страну». Кто-то снова скажет, что это всего лишь образное выражение, продиктованное вполне естественным желанием избавиться от идеологического пресса. Разумеется, это так. Но в этом признании есть нечто большее. Оно очень точно отражает менталитет некоторых представителей того самого поколения, о котором уже шла речь. Им не нужно было «Всё выше и выше, и выше!» им нужно было «Обла-ди, обла-да, ла-ла-ла».


    Хочется надеяться, что теперь, когда «хорошей музыки» в избытке, все меломаны, наконец, наслушались. Потому что есть и другое поколение — поколение людей, у которых меньше интереса к искромётным зрелищам и попсовому ширпотребу, однако тоже есть свои неудовлетворённые запросы. Но это тема уже другого разговора.



    5. Мы за «Битлз» и хотим памятник! Не нравится — проходите мимо, не смотрите



    Мы никого не ограничиваем в потребностях слушать ту музыку, которая им нравится. Что до общественных инициатив, они требуют более глубокого понимания культурных последствий, уважительного отношения к окружающим и широкого обсуждения. А если кто-то не склонен к такой дискуссии, то тут всё просто: не нравится наша петиция и то, что мы делаем, — проходите мимо, не смотрите.



    * * *



    Поздравляю всех, кто дочитал этот текст до конца. В эпоху клипового мышления это само по себе достижение. Если за время прочтения вы ни разу не вспомнили словосочетания «духовные скрепы» и «пленум ЦК КПСС», будьте готовы, что вас скоро обвинят в посягательстве на либеральные устои, в агентских связях с Кремлём или кое-чём похуже.


    Кто ещё не успел подписать петицию — милости просим.



    Следите за обновлениями.




    Tags: Ростов, культура, памятники
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 21 comments