invirostov (invirostov) wrote,
invirostov
invirostov

"Капиталисты всех стран, соединяйтесь"?



Пролетарская солидарность... "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!".. Пролетарский интернационал...
А возможен «буржуазный интернационализм»?
Для коммунистов-марксистов, в том числе для Ленина, тезис Каутского об ультраимпериализме, по сути, означал признание возможности такого «буржуазного интернационализма», которая практически исключает победу даже коллективистски организованного пролетариата.



В предыдущей статье были рассмотрены взгляды Берштейна, который заявил, что тезис Маркса об углублении абсолютного и относительного обнищания пролетариата ошибочен, и что историческое развитие общества ведет не к обострению классового противостояния между буржуазией и пролетариатом, а к их эволюционному сближению на основе становления в буржуазном национальном государстве демократических институтов.

Как именно отреагировали на уход от пролетарского интернационализма те марксисты, которым этот уход представлялся порочным и необоснованным? Главными из таких марксистов были Карл Каутский и Роза Люксембург.

Каутский уже в 70-х годах XIX века стал влиятельным коммунистическим теоретиком, отстаивавшим позицию Маркса по всем ключевым вопросам. В 1899 году Каутский выпустил книгу «К критике теории и практики марксизма. Анти-Бернштейн. Метод. Программа. Техника», в которой опровергал и «антиреволюционный» ревизионизм Бернштейна, и его тезис о возможности солидарного единения пролетариата и буржуазии в капиталистической нации. Одновременно свою книгу против Бернштейна «Социальная реформа или революция» опубликовала и другой лидер левой фракции германских социал-демократов, Роза Люксембург.

На рубеже ХХ века Каутский фактически возглавил левое, антибернштейновское, крыло в немецкой социал-демократии.

Однако и у самого Каутского отношение к проблемам пролетарского коллективизма и интернационализма было непростое. Еще в 1875г. он опубликовал статью «Дарвин и социализм», где признал справедливость теории Мальтуса об угрозе перенаселения планеты в связи с тем, что производство продовольствия отстает от демографического роста (так называемая «мальтузианская ловушка»). Далее у Каутского следует тезис о том, что повышение благосостояния пролетариата — при любом экономическом строе — усиливает его размножение, то есть демографическое давление на продовольственные ресурсы.

Отсюда Каутский делал вывод, что переход к более совершенному социалистическому способу производства только отодвинет по времени, но не решит проблему нехватки ключевых ресурсов. То есть, социализм не способен ликвидировать конкуренцию за обладание этими ресурсами как между социальными группами внутри стран и в пределах самих этих групп (включая пролетариат), так и между разными странами. А значит, не гарантирует устойчивой пролетарской солидарности и полноценного коллективизма ни в национальном, ни в интернациональном масштабе.

К 1890-м годам Каутский отказался от мальтузианства, признав, что возможно и наращивать производство продовольствия, и ограничивать демографический рост. Однако проблема «мальтузианской ловушки» его явно по-прежнему волновала.

В частности, Каутский объяснял империализм именно как стремление промышленно развитых стран подчинить себе аграрные страны и регионы для того, чтобы прокормить растущее население: «Империализм… означает особый вид политических задач, которые наметились вместе с новейшей фазой капитализма, но отнюдь не совпадают с ним. Его сущность заключается в том, что страна с высокоразвитым капитализмом стремится присоединить к себе большие сельскохозяйственные области…».

Видимо, именно с таких позиций неизбежности империалистической конкуренции чешско-немецкий коммунист Каутский в переписке со своей польско-немецкой соратницей Розой Люксембург заявил: «лучшее, что мы можем сделать для польских рабочих, — это германизировать их». Не в этом ли был подтекст той идеи уничтожения национальностей, которую Бернштейн назвал некрасивой? И впрямь, если речь идет о том, что идея уничтожения национальностей есть на самом деле идея уничтожения польской национальности в пользу немецкой национальности, то красивой ее назвать, мягко говоря, очень трудно.

Отметим, что проблема конкуренции империалистических держав как главной причины разрушительных войн в начале ХХ века обсуждалась не только социал-демократами. В 1902 году британский социал-либерал Джон Гобсон говорил об интер-империализме, который может прекратить войны в результате заключения финансовым капиталом крупнейших империалистических держав картельного сговора для совместного овладения и управления миром. В 1907 г. эту же тему затронул германский социал-демократ Карл Либкнехт. Он написал, что возможно «…выключение колониальной конкуренции между государствами, также как это происходит в частной конкуренции между капиталистическими предприятиями в картелях и трестах».



В 1914 г. Каутский пишет книгу «Национальное государство, империалистическое государство и союз государств» в которой превращает идеи Гобсона, Либкнехта и других в стройную концепцию «ультраимпериализма». Каутский пишет: «…Не может ли теперешняя империалистская политика быть вытеснена новою, ультраимпериалистскою, которая поставит на место борьбы национальных финансовых капиталов между собою общую эксплуатацию мира интернационально-объединённым финансовым капиталом? Подобная новая фаза капитализма во всяком случае мыслима…».

Очевидно, что для коммунистов-марксистов, в том числе для Ленина, тезис Каутского об ультраимпериализме, по сути, означал признание возможности такого «буржуазного интернационализма», такой «всемирной солидарности капитала», которая практически исключает победу даже очень хорошо коллективистски организованного пролетариата. В этом тезисе в неявной, но отчетливой форме содержалось признание возможности вечного торжества капитала и эксплуатации трудящихся — этакой пессимистической версии «конца истории»!

Конечно, Ленина и других марксистов возмутило не только это. Каутский, который до Первой мировой войны твердо стоял на позициях революционного марксизма и пролетарского интернационализма, с началом войны оказывается очередной жертвой, скажем так, «национально-коллективистского искуса» (или же — национально-коллективистского рока?).

Понятно, что вокруг этих проблем и в ходе войны, и после ее завершения развернулась острая полемика.

продолжение следует

источник:
статья Юрия Бялого Коллективизм и история — 5. Интернационализм, национализм или ультраимпериализм?
опубликована в газете "Суть времени" в №32 от 12 июня 2013 г.

Tags: интернационал, история, коммунизм, концептуальная война, национализм, общество, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment